Количество произведений пушкина: сколько всего Пушкин написал произведений

Содержание

Russian from Russia, Пушкин: факты и легенды

Добрый день, здравствуйте!

Сегодня седьмое февраля, и сегодня я хочу чуть-чуть поговорить с вами о Пушкине.

Почему сегодня о Пушкине?

Давайте посмотрим вот на этот памятник. Вы видите: тут даты рождения и даты смерти Пушкина. И вы видите, что Пушкин умер двадцать девятого января, двадцать девятого января — это по старому стилю, помните, я вам рассказывала о старом и новом календарных стилях, да? Так двадцать девятое января по старому стилю — это 10 (десятое) февраля по новому стилю. А 8 (восьмое) февраля по новому стилю (или 27 (двадцать седьмое) января по старому стилю) – это день, когда Пушкин был ранен на дуэли.

27 (двадцать седьмого) января 1837 (тысяча восемьсот тридцать седьмого) года — или по новому стилю восьмого февраля 1837 года – здесь, на этом месте Пушкин был смертельно ранен на дуэли и через два дня умер.

Видите, сейчас здесь можно увидеть этот памятник.

Кто такой Пушкин, я думаю, знают все, кто изучает русский язык.

Например, когда я спрашиваю своих иностранных студентов, каких русских писателей, поэтов они знают, они обычно называют Пушкина. Александр Сергеевич Пушкин — личность интересная и очень, очень необычная.

Пушкин родился 6 (шестого) июня 1799 (тысяча семьсот девяносто девятого) года в Москве.

И отец Пушкина, Сергей Львович, был офицером и занимался литературой. Мать – Надежда Осиповна – была внучкой африканца Абрама Петровича Ганнибала Ибрагим (будущий Абрам) Ганнибал был сыном африканского князя. Ганнибала привезли в Москву в 1704 (тысяча семьсот четвёртом) году, и он стал сначала слугой Петра Первого, а потом главным военным инженером русской армии и генералом. То есть знаменитый прадед Пушкина родился в Африке.

Кстати, в Эфиопии есть памятник Пушкину.

А на памятнике можно прочитать: «НАШЕМУ поэту». Нашему.

В доме родителей Александра Пушкина часто устраивали литературные вечера, там бывали известные писатели.

Детство Александр Пушкин провёл в Москве. Его первыми учителями были гувернёры-французы. Говорят, что Пушкин написал свои первые стихи в 4 года. И что интересно, он написал их по-французски, а не по-русски. По вечерам маленький Саша слушал сказки своей няни Арины Родионовны. Имя Арины Родионовны в России знает каждый школьник. Именно ей — своей няне — Пушкин посвятил много стихотворений, и её имя можно увидеть во многих его письмах. Он даже иногда называл её, называл свою няню мамой.

В 1811 (тысяча восемьсот одиннадцатом) году недалеко от Петербурга, в Царском Селе (сейчас это город Пушкин), в Царском Селе открылся лицей – закрытое учебное заведение, престижная школа для детей аристократии.

Поступить туда могли только 30 человек. То есть учиться там могли только 30 человек. 30 мальчиков могли поступить в лицей. Как Пушкин туда попал? А попал он туда, как сказали бы мы сейчас, «по блату», «по знакомству», благодаря своему известному дяде-поэту. Дядя Александра Пушкина – Василий Львович – был не только талантливым поэтом, но он также был другом министра Сперанского. И вот благодаря своему дяде Пушкин попал, Пушкин поступил в лицей, в эту престижную школу, в это закрытое учебное заведение.

И учился Пушкин в лицее не очень успешно, получал плохие оценки.

Пушкин получал отличные оценки только по русскому и французскому языку, ещё он был хорош в фехтовании, он хорошо фехтовал. Но именно в лицее он впервые почувствовал себя поэтом, и о его таланте узнали известные русские литераторы. Пушкин окончил лицей в октябре 1817 (тысяча восемьсот семнадцатого) года. Чтобы получить документ об окончании лицея – аттестат, нужно было сдать 15 экзаменов, в том числе латынь, русский, немецкий и французский языки и литературу, историю, право, математику, физику, географию и другие предметы. По результатам экзаменов, Пушкин был только 26 (двадцать шестым) из 29 (двадцати девяти) выпускников. Выпускник — это человек, который оканчивает учебное заведение. Всего было 29 человек, которые окончили Лицей, и Пушкин по результатам экзаменов был третьим с конца, двадцать шестым из двадцати девяти.

После окончания лицея поэт очень много писал.

Это были и стихи, и романы, и повести, и сказки.

А в 1831 (тысяча восемьсот тридцать первом) году поэт женился на Наталье Гончаровой.

Наталью Гончарову считали первой красавицей (то есть самой красивой женщиной) России. Интересно, что она была на десять сантиметров выше Пушкина, то есть Пушкин был намного ниже её, и он даже стеснялся стоять рядом с ней на балах, как говорят. Вообще, говорили, что Пушкин был некрасив и был маленького роста. Но женщинам он очень нравился.

У Пушкина и его жены было четверо детей: два сына и две дочери.

И, кстати, сейчас потомки поэта живут по всему миру: в Англии, Германии, Бельгии и в других странах. В России их около 50 (пятидесяти) человек.

Говорят, что Александр Пушкин знал массу иностранных языков.

Например, французский, английский, немецкий, итальянский, испанский, латинский, греческий, славянские языки. Некоторые языки он знал отлично, а другие изучал всю жизнь, продолжал изучать всю жизнь. В его библиотеке было 529 (пятьсот двадцать девять) книг на русском языке и 993 (девятьсот девяносто три) книги на четырнадцати иностранных языках.

И вот 27 января по старому стилю (или 8 февраля по новому стилю) 1837 (тысяча восемьсот тридцать седьмого) года состоялась дуэль Пушкина и барона Дантеса.

О причинах дуэли (о том, почему была эта дуэль) вы можете узнать в интернете, например, в той же Википедии. И вот дуэль как раз состоялась на этом месте, где мы сейчас. Сейчас на этом месте маленький парк, вокруг уже давно город, вот, вы видите: большое шоссе, эстакада, вокруг дома, а тогда, во времена Пушкина, здесь был небольшой лес, такой лесок на окраине Петербурга.

В жизни Пушкина это была уже далеко не первая дуэль.

Сколько дуэлей было в его жизни? Об этом пишут по-разному. В некоторых статьях можно прочитать о том, что Пушкина вызывали на дуэль 21 раз, а в некоторых статьях пишут, что его вызывали на дуэль 90 или даже 100 раз. Но именно на этой дуэли с французским бароном Дантесом Пушкин был смертельно ранен и через два дня умер.

Сколько произведений написал Александр Пушкин за свою жизнь?

1 роман в стихах, 12 поэм, 7 сказок, 15 прозаических произведений, 8 драматических произведений, 783 (семьсот восемьдесят три) стихотворения. А ещё исторические произведения, статьи и произведения, которые он не закончил. Говорят, что всего он написал около 3000 (трёх тысяч) произведений.

Вот на сегодня это, пожалуй, и всё.

Я надеюсь, что вам было интересно. До свидания, до новых встреч!

Сколько стихов написал Пушкин, Лермонтов, Есенин и другие классики?

Многие задаются этим вопросами, вроде: «Сколько стихов написал Пушкин, Лермонтов, Есенин? Сколько написали русские поэты, классики?» Вопросы конечно интересные, но когда на них пало мое, особое внимание, посыпались они своей несостоятельностью, и оставили горький осадок на душе. Как нас оболванивают и манипулируют сознанием наших детей, выдавая графоманию за поэзию, называя ее классикой.

Да! Это самое главное. Что основная часть из этих русских поэтов классиков, это графомания и шиза сто пятой степени. Чуковский, Маяковский, Барто, основные персонажи, с этого привилегированного списка кто писал бред сумасшедшего. Об остальных графоманах, даже не упомяну, вроде Брюсова, Саши Черного с Пастернаком, и им подобным. Потому что, какая разница сколько, кто написал, если с всего что написано за всю жизнь, у этих персонажей, по одному, два — случайно написанному стиху что ели дотягивают до качества, средний стих по меркам школьника средней школы.

Вдумайтесь в это! Ведь это все правда. Какая ещё классика, если в своем большинстве, писали шизу и дешевый стеб в столбик.


 

Эх, жизнь моя

Эх, жизнь моя, Улыбка девичья. За Гольдшмита пьем И за Галькевича. Будет пуст стакан, Как и жизнь пуста. Прижимай, Муран, Свой бокал к устам.

© Сергей Есенин

О, не скрывай

О, не скрывай! Ты плакала об нем — И я его люблю; он заслужил Твою слезу, и если б был врагом Моим, то я б с тех пор его любил. И я бы мог быть счастлив; но зачем Искать условий счастия в былом!- Нет! я доволен должен быть и тем, Что зрел, как ты жалела о другом!

На севере диком стоит одиноко

На севере диком стоит одиноко На голой вершине сосна, И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим Одета, как ризой, она. И снится ей все, что в пустыне далекой, В том крае, где солнца восход, Одна и грустна на утесе горючем Прекрасная пальма растёт.

© Михаил Лермонтов

Второй текст про дикий север и дерево, Лермонтова — очень и очень наглядный пример, который в полной мере раскрывает сущность этого персонажа с 19 века. Даже что «О, не скрывай» бред сивой кобылы и графомания, которая не заслуживает называться, не только великой поэзией, а — не знаю куда вы смотрите, что не видите, что это обычный стёб. Я об этом ничего не скажу. А вот, про второй текст: перевод Гейне «На севере диком стоит одиноко…», который этот рукожопый переводчик, полностью исказил смысл оригинала. Здесь я вам раскрою глаза так, что прозреете.

Как это называется, если всё назыать своими словами? Смотрите в полной критике, по верхней ссылке. Я вам подскажу как это называется.


 

Гейнеобразное

Молнию метнула глазами: «Я видела — с тобой другая. Ты самый низкий, ты подлый самый…» — И пошла, и пошла, и пошла, ругая. Я ученый малый, милая, громыханья оставьте ваши, Если молния меня не убила — то гром мне, ей-богу, не страшен. Свой бокал к устам.

© Владимир Маяковский

Не это ли, то, что называют классикой и что входит в то количества из всего, что все то, что за всю жизнь написали все эти классические персонажи? И это ведь, не единичные случаи, а все из всего, что составляет более 90% от того стеба и шизы, что написали эти, кого советская власть возвеличила в богов поэзии. Сюр прямо, какой. Но тексты остались, и как бы пропаганда не старалась, их не подделать.

Нет, конечно их подделывают, шлифуют, убирают ненужное, но чтобы переписать все полностью, пока еще до этого не опускались, все эти «Свидетели руковторных кумиров». Посмотрите внимательно на эти томики с классикой, куда не глянь, все как один: кишат корявым слогом и горбатой рифмой, строками без души и без ясности мысли в изложении.

Другой позорный факт из этой, так называемой русской классики. Что все эти персонажи воровали чужие стихи. Коряво их переводили, потом подписывали своим именем. Может кто удивиться, но, возьми каждого, их «великого» из учебников русской литературы. У каждого из них, большая часть из всего, как бы их «наследия», это корявые переводы чужого. Что в наше время уже не скроешь, но литературная пропаганда в тупую не хочет принимать этот факт.

Классику нам впарила советская власть, и принудила к обязательному изучению, через школу. Вот весь секрет, откуда мы знаем все эти фамилии. Но даже при таком раскладе, попроси любого кому за 30 прочитать наизусть любой стих Пушкина, или Есенина.

Единицы смогут это сделать. Вот вся правда этого рукотворного величия.

А вы говорите количество. Кому оно надо такое количество, ради самого количества. А именно так, все это писалось. Ради денег, ради количества. Это железный факт для всей русской классики из поэзии. Более подробно, некоторых персонажей я разберу далее по тексту, скину эту пелену недопонимания вопроса, в возвеличивании пустышек советской эпохи. Вы еще не забыли или не знали, что после эры правления Сталина, вдруг, резко кончились все эти классики. Ни одной новой фамилии. Задумайтесь над этим. И сейчас в России классиков не делают, потому что интернет быстро скинет с неба на землю этого, очередного чуда.



Что важней, количество стихов, или их качество?

Вот здесь вы и попались, вопрос которым задаются многие школьники, и я сам, в одно время разгорелся данной темой. Он сразу становится несостоятельным и глупым. Не правда ли, как все просто? Неужели не дошло, что не имеет значения, сколько — главное, какого оно качества. Нет, просто уверен, кто читает мой блог, это не про них.

А давайте, еще чуть глубже копнем саму суть этого, пускай дурацкого, но всё таки вопроса, о количестве стихов русских поэтов, или тех же романов с рассказами, кино, да, что угодно. «При чем здесь количество!» — так и охота сказать очень громко чтобы даже глухие услышали. Взять для примера писателя Харпер Ли — написала одну книгу, роман «Убить пересмешника», за который она получила Пулитцеровскую премию и прочно вошла в мировую литературу. «Убить пересмешника» входит в школьную программу США. Вот вам, и все количество. Один роман за всю жизнь.

Или, Маргарет Митчелл, со своим единственным романом «Унесённые ветром», если не считать повести «Lost Laysen», которую она написала в подростковом возрасте, и то, это было издано, лишь спустя пятьдесят лет после ее смерти.

Вот как надо писать, и одно, больше не надо — не имеет значения, что вы пишите, и только дурак может расчитывать на лавры своего произведения, и не имеет значение в процессе написания это, или уже поставили последнюю точку. Здесь другое, если пишешь с душой, а не просто ради наживы, у каждого произведения есть шанс, быть великим. То что мы видим в русской поэзии, большая часть, это поделки на костылях. В детской поэзии этот показатель, почти под сто процентов. Как и обещал, разберу некоторых персонажей чтобы окончательно закрыть эту тему для здравомыслящих людей.



Сколько стихов написал Сергей Есенин?

Начнём с того, какая разница сколько стихотворений написал Сергей Есенин за всю свою жизнь. А это около 450 стихов, если большая часть его писулек, это стеб качества: стихиру. Среди которых немало, вообще бреда несусветного, пьяной прозы что написана в алкогольном угаре с темными мыслями. И это не шло от души, а шло с темной стороны его сердца. Как писал про него Луначарский, «Когда Есенин себя убил, он убил в себе прежде всего пьяницу, хулигана и пессимиста». Бухарин высказался еще прямее:


«Есенинский стих звучит нередко, как серебряный ручей, и все-таки в целом есенинщина – это отвратительная напудренная и нагло раскрашенная российская матерщина, обильно смоченная пьяными слезами и оттого еще более гнусная».

Вас до сих пор, еще волнует количество стихотворений Есенина?

Великий поэт с деревни, приехал в большой город и думал взять его на «ура». И это получилось, пошлость и матерные прибаутки нравились простоватому народу. Такой, человек своего времени, наподобие Высоцкого. Но конечно не такой популярный, это я просто пример привел, чтобы вы поняли его роль в том времени. Ведь, кроме советской пропаганды есть еще свидетели того времени, которым навряд ли платили за…

Он был хорошенький мальчик раньше, а теперь — его физиономия! Пошлость. Ни одной мысли не видно… И потом такая черная злоба. Зависть. Он всем завидует… Врет на всех, — он ни одного имени не может спокойно произнести… А потом, когда он просто стал писать стихи, сразу стало видно, что он плохой поэт. Он местами совершенно неграмотен. Я не понимаю, почему так раздули его. В нем ничего нет — совсем небольшой поэт. Иногда еще в нем есть задор, но какой пошлый!

Анна Ахматова

Умер, ушло поколение, и нет памяти. Стоит заметить, что при жизни его в литературу никто не вводил. «Если поэтов нет, пойдет и такой», — думал наверное так, тот, кто делал русскую поэзию, когда вводил этого персонажа в литературу. «Делал» — понимайте это в прямом смысле слова. И что самое смешное, когда говорят про Есенина — то, обязательно упоминают, что поэт был признан в блатном мире. Вот где уже, лажа несусветная.

С каких пор урки книги читают, и имеют вес в литературе. Этот факт надо ставить, в первую очередь, как низко опустился Есенин, или не подымался. Когда эта пьянь, веселила такую же пьянь, когда в кабаках стебалась выдумывая пошлости. Ведь, ни к стихам, ни к поэзии это не имеет никакого отношения. Несвязная графомания алкоголика: пошло, серо и до крайней степени глупо. Не даром его буквы называли «Есенинщина» — понятие, что получило широкую известность после смерти Сергея Есенина и характеризует упадочные настроения в условиях послеоктябрьской действительности


***

Осень гнилая давно уж настала,
Птицы говно начинают клювать.
На старом заборе ворона насрала,
Ну и погода, ёб твою мать.

***

Ветер веет с юга
И луна взошла,
Что же ты, блядюга,
Ночью не пришла?

Не пришла ты ночью,
Не явилась днем.
Думаешь, мы дрочим?
Нет! Других ебём!

P.S.И обязательно ознакомьте ваших детей с этим. Вы же говорите «классика», «суперпоэт». Чё заднюю включаете? Наизусть! Наизусть учите и всем рассказывайте, как вы гордитесь этими строками. И это лишь малая часть с подобного репертуара Есенина.

— А знаете, товарищи! Пушкин признан двумя маньяками, и тремя душегубами. Сто воров, признали его великим. Давайте поаплодируем ему, товарищи! Давайте!

Честно сказать, стыд и позор, когда такое слышишь, о том, кого ввели в учебники русской литературы и заставляют детей учить «это» в школе. И этим еще гордятся, некоторые безмозглые тушки от русской литературы, и вдобавок, навязывают это другим. Разве не качество поэзии должно определять места поэта в литературе? Зачем нам эти выхлопы пропаганды, которые возвеличивают настоящий шлак? Непонятно и нельзя объяснить с точки зрения трезвой логики и здравого ума. Что этот персонаж делает в русской литературе? Особенно когда у автора все его столбики, дешевый и неадекватный стеб ни о чем, например, как это:


***

Сыпь, гармоника. Скука… Скука…
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука,
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали —
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, —
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую…
Немало вас,
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем вольнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости… прости…


***

Голубая кофта. Синие глаза.
Никакой я правды милой не сказал.

Милая спросила: "Крутит ли метель?
Затопить бы печку, постелить постель".

Я ответил милой: "Нынче с высоты
Кто-то осыпает белые цветы.

Затопи ты печку, постели постель,
У меня на сердце без тебя метель".

 

Корова

Дряхлая, выпали зубы, Свиток годов на рогах. Бил ее выгонщик грубый На перегонных полях. Сердце неласково к шуму, Мыши скребут в уголке. Думает грустную луму О белоногом телке. Не дали матери сына, Первая радость не прок. И на колу под осиной Шкуру трепал ветерок. Скоро на гречневом свее, С той же сыновней судьбой, Свяжут ей петлю на шее И поведут на убой. Жалобно, грустно и тоще В землю вопьются рога... Снится ей белая роща И травяные луга.

© Сергей Есенин

Село, то селом, но поэзия — где она здесь? Обычный стеб, что даже не поворачивается язык назвать его, уровнем стихиру. Потому что не тянет он вообще чтобы это читать. Но просто уверен, что все соплежуи начнут здесь брызгать соплями «Вы что, это же Есенин!» Знаете что — быдло не должно навязывать свое мнение другим, поэтому боком мнение городских сумасшедших. Мы сами разберемся. Ведь видно, и невооруженным глазом, что у Есенина это даже не версификация, и с стебом я перегнул, потому что, самый настоящий бред сивой кобылы. Кому он это написал? И зачем?



Сколько стихов написал Александр Пушкин?

Здесь я бы перефразировал в «Сколько сам написал Пушкин стихов?» Да, именно так: не украл, не переписывал чужое, и не переводил с русского на русский, как стих «Памятник» перевод Михаила Ломоносова, «К Мельпомене» Горация, который, это рукотворное чудо подписало своим именем. Как и большую часть из всего, особенно сказок, нет ни одно детской и оригинальной, чтобы написал сам. Но об этом не в этой публикации.

Мне абсолютно безразлично, когда говорят, что якобы этот персонаж написал около 826 стихов. Когда там большая часть, стихи низкого уровня качества, а другая часть пошлая дешевка: ниже плинтуса. Непонятные обращение, то к одному, то к другому, которые по сути своей природы, нельзя назвать ни стихом ни поэзией, обычный стеб. Ты пишешь мне, а я пишу тебе.

Кто не знает, у Пушкина была компания, поэтов того времени, где они договорились друг, друга хвалить. Да, вы правильно поняли, они не просто хвалили друг, друга. А официально стебались, писали в печати, или где, еще там. И это, ох, как похоже на журнальную карикатуру, вроде «хвалит кукушка петуха, за то, что он хвалит кукушку», и что самое интересное, все это правда.


 

To Dawe, Esqr

Зачем твой дивный карандаш Рисует мой арапский профиль? Хоть ты векам его предашь, Его освищет Мефистофель. Рисуй Олениной черты. В жару сердечных вдохновений, Лишь юности и красоты Поклонником быть должен гений.

© Александр Пушкин

Самое интересно в этом, прочти этот стишок, тому кто вообще не знает про кого речь — обязательно попросят объяснить. Спросят, и переспросят: «А что это? Про что этот стих?» Не про того случайно, кто про себя пишет? И еще пару вопросов вслед, обязательно зададут: «А ты кто? Кому ты надо и интересен? Зачем нам, про тебя читать? Какая художественная ценность «этого»?» Арап стеснялся, что он был негром — смех и слёзы. А Лютер Кинг — наоборот, не стеснялся. А если вдуматься глубже, «гений» хотел женскую красоту. Не знаю я ориентацию Пушкина, говорить ничего не буду, пропаганда все замазала соплями, создала нам киношный образ. Выдуманную на 90% личность. Хотя в своем очередном стёбе к Ф. Ф. Вигелю, Пушкин написал такое:


22 октября — 4 ноября 1823 г. Из Одессы в Кишинев

…Однако ж кое-как, мой друг, Лишь только будет мне досуг, Явлюся я перед тобою; Тебе служить я буду рад — Стихами, прозой, всей душою, Но, Вигель — пощади мой зад!

© Александр Пушкин

Пускай эти «Свидетели Пушкина» трактуют это как хочешь. Для меня все однозначно и очевидно, это не поэзия, это стёб в первую очередь, и во вторую, думаю понять что такими вещами не шутят. Учитывая что это лично послание. И не забывайте, что это все входит в те 825, якобы стихов этого «великого поэта».

Что касательно верхнего стишка, про рисунок, то строку «Поклонником быть должен гений» — я вообще не понял к чему он это написал. Вот честно, бред какой-то. Ни о чём. Что это за стихи такие что их надо расшифровывать. Нет, и еще раз, нет! Их не только не надо расшифровывать, а их вообще не надо читать. Это стеб, который не имеет ничего общего с поэзией. Вчитываешься, и смешно становится, этот «великий» персонаж еще тот персонаж, только представьте: он, стеснялся сам себя. А если еще, очень и очень глубоко вдуматься, даже не учитывая что подправлено «свидетелями Пушкина», это однозначно — не увидеть, что язык текста, не язык 19 века, это просто невозможно. И не забывайте, что к созданию мифа о великом поэте Александре Пушкине, к этому приложили свою руку, почти, все интеллектуалы, начиная со второй трети XIX века.

Если бы сейчас Пушкин такое написал на стихиру, ну было бы комментариев восемь, что враз, бы его опустили на место, на его зад — не больше. Великое дело: средняя школа, не правда ли? А быть образованным, когда девяносто процентов населения ни читать, ни писать не могут, и всё равно, даже в те времена, он не был великий. По крайней мере, никто это кроме него и царя не знал этого Сейчас, в наши времена с такой поэзией он бы печатался бы на стихиру до конца своих дней, и так бы умер неизвестным. Это касается всех «великих» русских поэтов-классиков.


 

От всенощной вечор…

С утра садимся мы в телегу, Мы рады голову сломать И, презирая лень и негу, Кричим: пошёл! Е*ёна мать!

© Александр Пушкин

Снова будете лить сопли что это стихи, и отрицать что они входят в то число всех стихотворений что написал Пушкин? Для всех адекватных, я скажу правду, это — cтёб, а не стихи. Самый настоящий стёб Пушкина! Стёб, ради стёба, который входит в эти 826. Я не буду тратить время на Пушкина, он абсолютно мне неинтересен. Но вы, если вам интересно: вычеркните все эти стёбы, пошлости, обращения, стишки низкого качества. И я вам говорю, со стопроцентной уверенностью, что вы прозреете, когда увидите что осталось, от того количества, что, как бы наследие «великого» поэта.

Это касается всех «великих» Сейчас в интернете в свободном доступе есть все его буквы. Да, чуть не забыл! Переводы тоже надо убирать в корзину. Сказки братьев Гримм что он переводил, нельзя считать его творчеством, только перевод, переводные стихи «Памятники» там, разные и еще куча чего. Лично для себя, если владеете языками посмотрите на оригинал и поймете что перевод Пушкиным многих произведений, что он подписывал своим именем, он не то что слабый, а он отстойный. Посмотрите как Пушкина перевел «Сказку о рыбаке и рыбке». Прозреете! Посмотрите на стихи Пушкина, на которые написана справедливая рецензия. Прозреет дважды. Мифы надо развенчивать, а как вы хотели. Надо соответствовать своему «званию». Гений, а пишет чушь, и вдобавок в дешевом исполнении. Это, как?


* * *

Альфонс садится на коня;
Ему хозяин держит стремя.
"Сеньор, послушайтесь меня:
Пускаться в путь теперь не время,
В горах опасно, ночь близка,
Другая вента далека.
Останьтесь здесь: готов вам ужин;
В камине разложен огонь;
Постеля есть - покой вам нужен,
А к стойлу тянется ваш конь".
- "Мне путешествие привычно
И днем и ночью - был бы путь,-
Тот отвечает,- неприлично
Бояться мне чего-нибудь.
Я дворянин,- ни чорт, ни воры
Не могут удержать меня,
Когда спешу на службу я".
И дон Альфонс коню дал шпоры,
И едет рысью. Перед ним
Одна идет дорога в горы
Ущельем тесным и глухим.
Вот выезжает он в долину;
Какую ж видит он картину?
Кругом пустыня, дичь и голь,
А в стороне торчит глаголь,
И на глаголе том два тела
Висят. Закаркав, отлетела
Ватага черная ворон,
Лишь только к ним подъехал он.
То были трупы двух гитанов,
Двух славных братьев-атаманов,
Давно повешенных и там
Оставленных в пример ворам.
Дождями небо их мочило,
А солнце знойное сушило,
Пустынный ветер их качал,
Клевать их ворон прилетал.
И шла молва в простом народе,
Что, обрываясь по ночам,
Они до утра на свободе
Гуляли, мстя своим врагам.

  Альфонсов конь всхрапел и боком
Прошел их мимо, и потом
Понесся резво, легким скоком,
С своим бесстрашным седоком.

© Александр Пушкин

Ну, как! Нравится вам такой Пушкин? Неужели! Но это, как бы вам было не прискорбно, настоящее лицо Пушкина, вот ваш весь, этот рукотворный гений поэзии? Гений стеба и мастер воровать чужое подписывая его своим именем. Хотел вставить еще один стишок, но вспомнил, что разобрал один стих Пушкина, как говорится, по косточкам. Объективная рецензию на «Еще дуют холодные ветры», которая поест нервов всем «Свидетелям Пушкина», по полной. Но, что не говори, написал объективную рецензию, только согласно текста, а не согласно советской пропаганды.

Мне плевать на имя, мне плевать на титулы. Но не плевать, когда полный трэш нам впаривают, как что великое в русской поэзии. Не просто стих, а оно, великое, и не превзойденное. Вот это я, и разобрал, и оказалось, что правда — да! Великое дерьмо. Умышленное оболванивание в угоду «гениального» персонажа Александра Пушкина, который с утра до ночи играл в карты, а не с утра до ночи писал.



Сколько стихов написал Михаил Лермонтов?

Про Михаила Лермонтова, вообще сказать нечего. Только что написал Лермонтов около 460 стихов, и хвалил Пушкина, тем его и заметили. А если честно, то никто его не замечал, а Мишу Лермонтова сразу в ссылку за «Смерть поэта», которое я подробно разобрал на другой странице. Человек прославился не как поэт, какой с него поэт, а как тот, кто разнес сплетни и обвинил власть и все высшее общество, бог знает в чем. Что император даже велел старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он.

Кто еще не понял, и не читал мою рецензию на этого «мертвого поэта» Вам скажу здесь, что это никакой не стих, а желчь обиженного на весь белый свет маленького мальчика и это не имеет никакого отношения к поэзии, как таковой. Сами подумайте, какой может быть с человека поэт если нет жизненного опыта? Про что он будет писать? «Мальчик» — поэт, чушь собачья. Всем кто верит в великую русскую классику, только могу дать совет провести тот же эксперимент, что я предлагал выше. Выберите все стихи что, не менее среднего уровня качества из его 460 стихов, и вы поймете, что я не перегибаю. Не забыли? Не просто поэт — гений говорят, тоже. Если каждого поэта за два три, случайно сложенных стиха, среднего уровня качества, сразу возводить в классику, то их счет пойдет на миллионы. Повторю тезис, из своей книги «Как правильно выбрать детскую книгу», что я вывел для таких, всех «великих» поэтов.


Великим поэтом, имеет право называться поэт, у которого не менее 80% из всего написанного, что укладывается в определения характеристик обычного поэта, но у великого поэта в отличии от остальных поэтов: не должно быть ни одного произведения которое бы опускалось ниже среднего уровня. А как вы хотели? Великих по определению не может быть много, о чём не знают в русском сегменте поэзии, где, куда не глянь — одни великие. А то что гений не должен писать чушь, это я о чем!

Со мной, по крайней мере, такой номер не пройдет! Великий поэт должен соответствовать этому званию, и кроме того что его творчество должно быть однородным и высокого качества, у него должно быть не менее одного ШЕДЕВРА(в прямом смысле слова, а то, тогда, в чем величие?) русской поэзии и некоторое количество(целая дюжина) стихов которые служат примером стихосложения для всех, остальных поэтов, чем будет гордиться вся нация, и которые можно противопоставлять другим нациям, их великим.

Кто такой гений — думаю, вы уже сами ответили на этот вопрос. Единственно что хочу сказать по этому вопросу, гений поэзии, на то он и гений поэзии, у него не может быть— ни одного, который можно охарактеризовать, как графомания — откровенная графомания. Не может быть никаких оправданий: учился, с пьяни — не смешите, он гений. Гениям дано от природы: делать все гениально, а не от того, что он это делает.

Это определение касается и великих поэтов, они не имеют право, и не могу писать чушь.

Не очень высокого качества поэзия у обычного поэта — да, может иметь место, лишь бы 50% от всего написанного было не ниже среднего уровня качества. Человек не робот и не машина — бывает хуже, луше, но по большому счету оно все одинакового качества. Главное правило, которое можно вывести из этого утверждения — написал бред сумасшедшего, хоть, один стих, даже пол строчки: сразу в бан, перечеркивает все другое

А теперь я поставлю в неловкое положение всех литературоведов, филологов, и прочую нечесть, что исковеркала русскую литературу, а именно поэзию, своими надуманными рецензиями. Все эти людишки, которые по долгу работы дули эти мыльные пузыри всем классикам.

Что вы будете делать, если я скажу, что напишу лучше, самого лучшего что есть у Юрия Лермонтова. И это учитывая, что его самый лучший был написан случайно, а я напишу специально. Вам смешно? А читая нижний стишок, я не думаю что вам все будут подыгрывать, и зал зальется дружными аплодисментами. Что вы скажете, если я скажу что нижний стих, это графомания? И мне всё-равно, какая там стоит фамилия. Смотрите текст! Он убогий стёб. Где здесь поэзия. Где льется душа поэта? Подскажите, а то, что-то, не уловил. Если вы еще не в курсе я вас научу оценивать стихи, мое руководство окончательно откроет вам глаза на рукотворную поэзию, что за уши притянула советская власть.


 

Он был в краю святом

Ты помнишь ли, ах, ваше благородье, Мусье француз, говенный капитан, Как помнятся у нас в простонародье Над нехристем победы россиян? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать? Ты помнишь ли, как за горы Суворов Перешагнув, напал на вас врасплох? Как наш старик трепал вас, живодеров, И вас давил на ноготке, как блох? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать? Ты помнишь ли, как всю пригнал Европу На нас одних ваш Бонапарт-буян? Французов видели тогда мы многих жопу, Да и твою, говенный капитан! Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать? Ты помнишь ли, как царь ваш от угара Вдруг одурел, как бубен гол и лыс, Как на огне московского пожара Вы жарили московских наших крыс? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так. сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать? Ты помнишь ли, фальшивый песнопевец, Ты, наш мороз среди родных снегов И батарей задорный подогревец, Солдатской штык и петлю казаков? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать? Ты помнишь ли, как были мы в Париже, Где наш казак иль полковой наш поп Морочил вас, к винцу подсев поближе, И ваших жен похваливал да е*? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать? *** Г[ну] Павлову (Как вас зовут?..) Как вас зовут? ужель поэтом? Я вас прошу в последний раз, Не называйтесь так пред светом: Фигляром назовет он вас! Пускай никто про вас не скажет: Вот стихотворец, вот поэт; Вас этот титул только свяжет, С ним привилегий вовсе нет.

© Михаил Лермонтов

Тот же самый стёб. Стихиру отдыхает. Или я не прав? Тогда еще один стеб, и так могу вставлять пока сюда весь Лермонтов не влезет. Что касается и других персонажей с русской литературы, кто якобы классика, а на самом деле, дешевая проза в столбик. Без ясной мысли, и что самое главное, запомните это на всю жизнь и обязательно расскажите вашим детям: не имеет художественной ценности, такие буквы.

Пожалуйста, яркий пример неправильного восприятия поэзии, это о чем я говорил ранее в эссе «Как правильно выбрать детскую книгу»И не надо ничего выдумывать, пропаганда пишет такие высокие рецензии на эту муть зеленую, что начинаешь сомневаться в адекватности всего русского что проживает на территории России. Да, именно там, потому что «русский» это не про Россию, и большинство русских людей живет по всему миру, и это написано, именно для них.


* * *

Гляжу на будущность с боязнью,
Гляжу на прошлое с тоской
И, как преступник перед казнью,
Ищу кругом души родной;
Придет ли вестник избавленья
Открыть мне жизни назначенье,
Цель упований и страстей,
Поведать — что мне бог готовил,
Зачем так горько прекословил
Надеждам юности моей.

Земле я отдал дань земную
Любви, надежд, добра и зла;
Начать готов я жизнь другую,
Молчу и жду: пора пришла;
Я в мире не оставлю брата,
И тьмой и холодом объята
Душа усталая моя;
Как ранний плод, лишенный сока,
Она увяла в бурях рока
Под знойным солнцем бытия.

© Михаил Лермонтов

Вы знаете, скажу вам небольшой секрет, даже те кто не поэт: бывают строки ложатся в поэзию — случайно. А если ты этим занимаешься, писанием за деньги, то таких случайностей будет больше. Если основная масса написанного, полный трэш, о чем разговор. Какой еще великий поэт. У великого, наоборот, штук двадцать, тридцать должно быть средненьких, и может парочку хромых, а остальное — он же ведь гений, все должно быть гениально, А то, какой он гений. Вдумайтесь в сказанное, не обращая внимания на титулы и громкие имена.

Гляньте как сейчас дети пишут — и вообще, прозреете. И что интересное, и раньше писали, просто интернета не было, и вы бы это никогда не узнали.

И тот факт, что при жизни Лермонтова, вышла одна книга стихотворений из 28 стихов, и два раза выходил «Герой нашего времени». Не знаю как вам, но мне много, о чем говорит. 28 стихов — смешно становится, столько редактор выбрал наверно с ста, с двух сотен или трех, я не знаю. Но знаю что выбрал всего 28 штук. А если я бы выбирал, то смело можно было бы делить на 27 эту цифру. Популярным Лермонтов стал только благодаря советской власти, а именно, товарищу Ленину.

Вот видите, нет таких — ни одного русского поэта, чтобы сам. Всех до единого за уши притянутые. И принуждают изучать в школе.

Сначала хотел список, этих супер-поэтов, сделать большой, потом: подумал, подумал. А кому оно надо. Зачем. Эти все количества, если легче сказать у этого два стиха среднего качества, а у этого пять — остальное трэш. У того, и десяток не наберется, а у других ели переваливает за это количество.


Почему мы должны верить, в величие русских поэтов классиков?

Не должны, и не обязаны. И не надо бояться иметь отличное мнение от всего стада баранов, не надо опускаться на их уровень. Не должны! Вот в чем вопрос. И это все вкладывается в понятие вашей образованности. В умение самим делать вывод и не обращать внимания на пропаганду, что мол, всем нравится, лучше нет. А как же, лучше нет! Есть и всегда было. Нонсенс! У «великого поэта», любого с русской классики: едва наберется с десяток стихов среднего качества. В чем величие? Непонятно. Не в том ли, что школьники лучше пишут стихи.

Вот где правда, а животные кто манипулирует литературой уже все волосы себе повыдергивали на всех местах, им от такой правды напрочь, всем сорвало крышу. До сих пор живут в выдуманном мире: непонятной и несуществующей страны советов, где им каждую ночь снится колбаса по 2.20 и что они пупы планеты всей. А петухи с дерьма, то не про них, то интернет. Поэтому и хотят интернет в России прикрыть и контролировать. Им правда не нужна. Что вся русская классика в своем большинстве, обычная графомания очень и очень низкого качества: это в лучшем случае, в остальных, шиза сто пятой степени.


 

Майская песенка

Зеленые листики — и нет зимы. Идем раздольем чистеньким — и я, и ты, и мы. Весна сушить развесила свое мытье, Мы молодо и весело идем! Идем! Идем! На ситцах, на бумаге — огонь на всем. Красные флаги несем! Несем! Несем! Улица рада, весной умытая. Шагаем отрядом, и мы, и ты, и я.

© Владимир Маяковский

Неужели, и здесь надо пояснять что «Майскую песенку» писал настоящий сумасшедший. И вот, как получается, что классика, они все великие поэты: а что великого написали, про это, как-то не принято говорить. Так, тогда встречный вопрос, в чем тогда величие, вашего великого? Шекспира как читал, нет таких горок. Омар Хайям, что не стих, один лучше другого. Он не стебается про себя, Хаяма вообще нет в его стихах. А у «великой» русской поэзии, если серьезно и ответственно — да, серьёзно и ответственно могу сказать, что нет у русской классики таких поэтов, и таких стихов, чтобы он был такой, что прочти его любому человеку с планеты Земля, и он бы сказал «Да, это написал настоящий гений!» Но, почему тогда, про мировых поэтов, так говорят — да, потому что они по настоящему велики, а не раскручен с помощью пропаганды.

Специально не называю имена с русской классики, потому что надо будет доказывать свою точку зрения, а это будет еще километр текста. Нет желания. И оно, они этого не стоят. Но вы сами видите, что классика в основном, это обычная проза в столбик, без ритма, с корявым смыслом, и в ужасном исполнении. Не все, но основная масса. И то, в сравнении с мировой поэзией, русская — это, бледная моль, в шкафу Шекспира. Неужели, это нормально, когда три-пять средненьких стишка тянут автора за уши, но об этом говорить выше моего понимания, что надо это делать. Дешевую любовную лирику, я вообще не принимаю за поэзия, честно говорю. Эти сопли, которые они переливают с места на места в каждом тексте — она любила, он не любил, ради любимой, взял и полюбил. Ну, лажа! Мне такое не доходит, хотя написано, есть некоторое количество, но я в отличие от них писал специально для женщин, для социальных сетей. И да, были десятки тысяч просмотров, но это быстро мне надоело, и я бросил это дело, что даже все профили удалил, со всех соцсетей.


Почему ремесло отдельных персонажей, подняли до уровня искусства?

Потому что советская власть нуждалась в поэтах и писателях. Как бы ни банально это звучало, но так оно, и есть. В других случаях, правители СССР манипулировали русской литературой, от хорошей, плохой погоды в его голове. Если долго мучаться, что-нибудь получится — вот их девиз, этих классиков. Нет души, нет того чтобы хотелось читать, всё жвачка. Надо тратить силы чтобы пробираться через корявый слог, и еще полчаса вникнуть про что написано. Разве это поэзия.

И самое главное, еще, не то что большая часть стихов этих супер-поэтов очень низкого качества, а то, что эти все стихи правили — по сто раз, правили «ответственные» работники советского просвещения. Которые лепили нам этих кумиров. Многие стихи, вообще, больше чем уверен скрыты от наших глаз, как например, стишки пошлого матершинника Александра Пушкина, которого они навязывают нашим детям, как будто оно детское. Вы только представьте, человек писал пошлости, а они его в детскую литературу. Того, кто за всю свою жизнь — вдумайтесь: не написал ни одного детского стиха, его силой впихнули в детскую литературу. Такое только на руси может быть. А представьте дети будут искать в интернете стихи Пушкина, а там:


***
Накажи, святой угодник,
Капитана Борозду,
Разлюбил он, греховодник,
Нашу матушку пи*ду.

© Александр Пушкин

И опять, и снова: с того количества всего, что Пушкин написал за всю свою жизнь. Вы случайно, не обратили внимание, что это уже, даже для этой страницы, не один и не два столбика, от этого «гения». Не надо краснеть, ведь это ваше «все». Ваш детский поэт. Зовите детей пускай на ночь прочитают. Не хотите — не надо. Ваши дети, и без вас найдут и прочитают это в интернет. Как хотите, так и думайте. Но мое мнение, такое, что ни в коем случае нельзя матершинника и того кто пишет, писал пошлости вводить в детскую литературу, тем более — не написал ни одного детского стиха, и при этом, что имел четверых детей. Не секрет что в его «фамилии» все родственники писали и издавали сборники стихов. Писали за деньги. Где эти стихи? Вот откуда эти горки с качеством, оказывается. Но эту тему я раскрою в другой публикации: писал ли все стихи Пушкин сам?


Сколько стихов написали русские и украинские поэты классики?

  1. Все стихи Ахматовой, составляют количество 260 штук.

  2. Все стихи Тараса Шевченко, составляют количество 249 штук.

  3. Все стихи Маршака, составляют количество 128 штук.

  4. Все стихи Агнии Барто, составляют количество 98 штук.

  5. Все стихи Чуковского, составляют количество 45 штук.

  6. Все стихи Высоцкого, составляют количество 448 штук. Здесь стоит пояснить, что не считаю это человека поэтом, песни совсем другое. И несмотря на то, что Высоцкий не является классикой, но это очень наглядный пример, когда, даже стишата конченного наркомана: превосходят качеством, большинство, из этих всех, совковых пустышек с русской классической поэзии. Хотя, ради справедливости, стоит напомнить: наркотворчество вторично, и было бы преступлением перед моей совестью троллить этого персонажа, доказывая очевидное подымая его в глазах растущего поколения. Он кумир своего времени, который окончательно забудется с последним пенсионером кто помнит времена ссср.

Количество стихов некоторых поэтов и графоманов приведено, чисто в академических целях и не думайте, что точно прямо, до одного стиха, столько написали. Недалеко от истины в пределах десятка: плюс, минус. Но еще раз повторю, не количество определяет масштаб поэта, а качество его поэзии. Эй, ватные мозги: учителя русского языка и литературы, филологи, «Свидетели Пушкина» — вы это слышали! Нет, они это не слышат и понимать не хотят. Поэтому, я решил вставить свои пять копеек в тот беспредел, что устроили нам пропагандисты от русской литературы.

И это, можно сказать «топовые» поэты в русской поэзии, про остальных даже не хочется упоминать; туши свет в прямом смысле слова. Один Маяковский чего стоит, которого даже не стал сюда вставлять. Персонажа, который о себе написал что любит смотреть как умирают дети. Что можно о таком сказать. И представьте, его тоже, в школу, в детские учебники. Сюр какой-то. Не верится, но на самом деле, так, и есть.

Чтобы отличить где поэзия, а где шлак. Где детская литература, а где прибаутки для слабоумных от Агнии Барто или страшилки от Корнея Чуковского. Я написал небольшое пособие всем родителям маленьких детей «Как правильно выбрать детскую книгу» прочитав которое вы научитесь сами определять, где литература, а где выхлоп пропаганды.

Запомните, главное качество, а не количество. А они нам говорят, что нашли неопубликованных, пару сотен «стихов» В Маяковского. Но, в наши, дни, в времена интернета, думаю, эту дичь им уже впарить, будет некому.

Сколько стихов написал Пушкин,и другие классики?

Первое стихотворение Пушкина

К сожалению, ни один документальный источник не сохранил тексты первых сочинений маленького Александра. Его младший брат и литературный секретарь Лев Пушкин вспоминал: «Страсть к поэзии проявилась в нем с первыми понятиями: на восьмом году (то есть примерно в 1807 году. — Прим. ред.), умея уже читать и писать, он сочинял на французском языке маленькие комедии». Эти пьески юный Пушкин обожал разыгрывать для старшей сестры Ольги.

Самые ранние из сохранившихся стихотворений поэта, датированные периодом между 1809 и 1811 годом, известны сегодня как раз благодаря Ольге Пушкиной (в замужестве — Павлищевой). Их записал с ее слов, а позже опубликовал в «Материалах для биографии А.С. Пушкина» историк литературы и литературный критик Павел Анненков:

«Первые попытки авторства, вообще рано проявляющиеся у детей, пристрастившихся к чтению, обнаружились у Пушкина, разумеется, на французском языке и отзывались влиянием знаменитого комического писателя Франции [Мольера]. Пушкин любил импровизировать комедийки и, по общему согласию с сестрой, устроил нечто вроде театра, где автором и актером был брат, а публикой — сестра. Раз как-то публика освистала его пьесу «L’Escamoteur» [«Похититель»]. Автор отделался от оскорбления эпиграммой, сохранившейся доселе в памяти тогдашнего судьи:»

Dis moi, pourquoi l’Escamoteur
Est-il sifflé par le parterre?
Hélas! c’est que le pauvre auteur
L’escamota de Molière.

Скажите мне, почему «Похититель»
Освистан партером?
Увы, потому что бедный автор
Похитил его у Мольера. (Пер. с франц.)

Известно еще одно маленькое стихотворение, которое Пушкин сочинил до поступления в лицей. Его также опубликовал Павел Анненков:

Je chante ce combat, que
Toly remporta,
Où maint guerrier périt, où Paul se signala,
Nicolas Maturin et la belle Nitouche,
Dont la main fut le prix d’une horrible escarmouche.

Пою сей бой, в котором
Толи одолел,
Где погиб не один воин, где Поль отличился,
Никола Матюрин и прекрасная Нитуш,
Рука которой была трофеем ужасной стычки.
(Пер. с франц.)

«Стишки гладенькие и легкие. Они были предшественниками таких же русских стихов, которые Пушкин начал писать уже в лицее, — писал Анненков. — Авторство шло параллельно с его чтением. Ознакомившись с Лафонтеном, Пушкин стал писать басни. Начитавшись «Генриады», он задумал поэму в шести песнях, но здесь останавливает нас одна характеристическая особенность. Это была не героическая поэма, как следовало бы ожидать, а шуточная. Содержанием послужила война между карлами и карлицами во времена Дагоберта. Карло последнего, по имени Толи, был героем ее, почему и вся поэма называется «La Tolyade» («Толиада»). Начиналась она вышеуказанным четверостишием. Все это было во вкусе того, что слышал Пушкин вокруг себя и чему он довольно долго подражал, как увидим после. Гувернантка похитила тетрадку поэта и отдала мосье Шеделю, жалуясь, что «мосье Александр» за подобными вздорами забывает о своих уроках. Шедель расхохотался при первых стихах. Раздраженный автор тут же бросил в печку свое произведение».

Русские писатели и поэты о Пушкине

Георгий Адамович:

«Может быть, настоящее царство Пушкина ещё впереди, может быть, истинный пушкинский день ещё придет. Это очень большой вопрос и для всей русской культуры очень важный» (Из статьи «Пушкин». 6 мая 1962 г.)

Иннокентий Анненский:

«Гуманность Пушкина была явлением высшего порядка: она не дразнила воображения картинами нищеты и страдания и туманом слез не заволакивала сознания: её источник был не в мягкосердечии, а в понимании и чувстве справедливости. И гуманность была, конечно, врожденной чертой избранной натуры Пушкина». ( Из статьи «Пушкин и Царское село». 1899.)

«…все, что было у нас до Пушкина, росло и тянулось именно к нему, к своему ещё не видному, но уже обещанному солнцу. Пушкин был завершителем старой Руси. Пушкин запечатлел эту Русь, радостный её долгим неслышным созреванием и бесконечно гордый её наконец-то из-под сказочных тряпиц засиявшим во лбу алмазом». (Из статьи «Эстетика мертвых душ и её наследие». 1911.)

Николай Асеев:

«Пушкин стал хозяином языка литературного, постигши все разнообразие сказок и пословиц, прибауток и присказок, заостренных рифмой и неожиданных по размеру. Соединение большой культуры речи с огромным чувственным ощущением жизни, с душевной возбудимостью общественной создало из пушкинского гения еще незнакомое России до его времени явление…» (Из статьи «Грамотность и культура». 1957)

«Пушкина не обоймешь словами. Так многопланово, разнообразно и безгранично его творчество, что человечество ещё века будет разбираться в оставленном им наследстве» (Из статьи «Мысли о Пушкине» 25 января 1962)

А. А. Ахматова:

«Он победил и время и пространство» (Из статьи «Слово о Пушкине». 1961.)

Константин Бальмонт:

«Пушкин был поистине солнцем русской поэзии, распространившим свои лучи на громадное расстояние и вызвавшим к жизни бесконечное количество больших и малых спутников. Он сосредоточил в себе свежесть молодой расы, наивную непосредственность и словоохотливость гениального здорового ребенка, для которого все ново, который на все отзывается, в котором каждое соприкосновение с видимым миром будит целый строй мыслей, чувств и звуков». («О русских поэтах. Фрагменты из лекций». 1897.)

Андрей Белый:

«Все мы с детства обязаны хвалить Пушкина. Холодны эти похвалы. Они не гарантируют нас от позднейших увлечений музой Надсона или ловкой музой графа А. Толстого. Пушкин самый трудный поэт для понимания; в то же время он внешне доступен. Легко скользить на поверхности его поэзии и думать, что понимаешь Пушкина. Легко скользить и пролететь в пустоту». (Из статьи «Брюсов». 1908.)

А. А. Блок:

«Наша память хранит с малолетства веселое имя: Пушкин. Это имя, этот звук наполняет собою многие дни нашей жизни. Сумрачные имена императоров, полководцев, изобретателей орудий убийства, мучителей и мучеников жизни. И рядом с ними – это легкое имя: Пушкин. Пушкин так легко и весело умел нести свое творческое бремя, несмотря на то, что роль поэта – не легкая и не веселая; она трагическая; Пушкин вел свою роль широким, уверенным и вольным движением, как большой мастер; и, однако, у нас часто сжимается сердце при мысли о Пушкине: праздничное и триумфальное шествие поэта, который не мог мешать внешнему, ибо дело его – внутреннее – культура, – это шествие слишком часто нарушалось мрачным вмешательством людей, для которых печной горшок дороже Бога.» ( Из речи «О назначении поэта», произнесенной в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. 1921.)

«Мы знаем Пушкина – человека, Пушкина – друга монархии, Пушкина – друга декабристов, Все это бледнеет перед одним: Пушкин – поэт».

«…Пушкина убила не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура». (Из речи «О назначении поэта», произнесенной в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. 10 февраля 1921 г.)

Валерий Брюсов:

«Пушкин сознавал, что ему суждена жизнь недолгая, словно торопился исследовать все пути, по которым могла пройти литература после него. У него не было времени пройти эти пути до конца: он оставлял наброски, заметки, краткие указания; он включал сложнейшие вопросы, для разработки которых потом требовались многотомные романы, в рамку краткой поэмы или даже в сухой план произведения, написать которое не имел досуга. И до сих пор наша литература ещё не изжила Пушкина; до сих пор по всем направлениям, куда она порывается, встречаются вехи, поставленные Пушкиным в знак того, что он знал и видел эту тропу». ( Из статьи «Разносторонность Пушкина». 1922.)

Иван Бунин:

«Полтора века назад Бог даровал России великое счастье. Но не дано было ей сохранить это счастье. В некий страшный срок пресеклась, при её попустительстве, драгоценная жизнь Того, Кто воплотил в себе её высшие совершенства. А что сталось с ней самой, Россией Пушкина, — опять-таки при её попустительстве, ведомо всему миру. И потому были бы мы лжецами, лицемерами – и более того: были бы недостойны произносить в эти дни Его бессмертное имя, если бы не было в наших сердцах и великой скорби о нашей общей с Ним родине….Не поколеблено одно: наша твердая вера , что Россия, породившая Пушкина, все же не может погибнуть, измениться в вечных основах своих и что воистину не одолеют её до конца силы Адовы». (< К пушкинской годовщине>. 21 июня 1949 г.)

А. И Герцен:

«…Пушкин – до глубины души русский… Ему были ведомы все страдания цивилизованного человека, но он обладал верой в будущее, которой человек Запада уже лишился».

 

«Подобно всем великим поэтам он всегда на уровне своего читателя; он становится величавым, мрачным, грозным, трагичным, стих его шумит, как море, как лес, раскачиваемый бурею, и в то же время ясен, прозрачен, сверкает, полон жаждой наслаждения и душевных волнений. Русский поэт реален во всем, в нем нет ничего болезненного, ничего от того преувеличенного патологического психологизма, от того абстрактного христианского спиритуализма, которые так часто встречаются у немецких поэтов. Муза его – не бледное создание с расстроенными нервами, закутанное в саван, а пылкая женщина, сияющая здоровьем, слишком богатая подлинными чувствами, чтобы искать поддельных, и достаточно несчастная, чтобы иметь нужду в выдуманных несчастьях».

(О Пушкине. 1850.)

Н. В. Гоголь:

«Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла».

«Сочинения Пушкина, где дышит у него русская природа, так же тихи и беспорывны, как русская природа. Их только может совершенно понимать тот, чья душа носит в себе чисто русские элементы, кому Россия родина, чья душа так нежно организована и развилась в чувствах, что способна понять неблестящие с виду русские песни и русский дух». ( Из статьи «Несколько слов о Пушкине». 1832.)

А. М. Горький:

«Как-то чудесно, сразу после нашествия Наполеона, после того, как русские люди в мундирах офицеров и солдат побывали в Париже, явился этот гениальный человек и на протяжении краткой жизни своей положил незыблемые основания всему, что последовало за ним в области русского искусства. Без Пушкина были бы долго невозможны Гоголь – которому он дал тему пьесы «Ревизор», — Лев Толстой, Тургенев, Достоевский, — все эти великие люди России признавали Пушкина своим духовным родоначальником».

«Творчество Пушкина – широкий, ослепительный поток стихов и прозы, Пушкин как бы зажег новое солнце над холодной, хмурой страной, и лучи этого солнца сразу оплодотворили её. Можно сказать, что до Пушкина в России не было литературы, достойной внимания Европы и по глубине и разнообразию равной удивительным достижениям европейского творчества»

«В творчестве Пушкина чувствуется нечто вулканическое, чудесное сочетание страстности и мудрости, чарующей любви к жизни и резкого осуждения её пошлости, его трогательная нежность не боялась сатирической улыбки, и весь он – чудо». (Из предисловия к изданию сочинений А.С.Пушкина на английском языке. 1925.)

«Пушкин для русской литературы такая же величина, как Леонардо для европейского искусства» (Из лекций по истории русской литературы. 1909.)

Достоевский Ф.М.:

«…не было бы Пушкина, не было бы и последовавших за ним талантов».

 

«… ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено, вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях, в художественном гении Пушкина».

«Если бы жил он дольше, может быть явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь ещё смотрят. Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собой в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем». ( Из речи «Пушкин». 1880.)

Борис Зайцев:

«Кто любит Пушкина, тот за свободу. Кто с Пушкиным, тот за человека, родину и святыню. Если Пушкин завладевает сердцами России, значит жива Россия». (Из статьи «Победа Пушкина». Июнь 1937)

Сергей Залыгин:

«Пушкин ещё и потому не только Поэт, но и Поэзия, что он смог выразить духовный потенциал нации, русского общества своего времени. «Я числюсь по России…» (Из статьи «Я числюсь по России…». К 180-летию со дня рождения А.С.Пушкина». 1979.)

Владимир Маяковский:

«Пушкин был понятен целиком только своему классу, тому обществу, языком которого он говорил, тому обществу, понятиями и эмоциями которого он оперировал. Это были пятьдесят – сто тысяч романтических воздыхателей, свободолюбивых гвардейцев, учителей гимназий, барышень из особняков, поэтов и критиков и т.д., то есть те, кто составлял читательскую массу того времени… Завтрашняя всепонятность Пушкина будет венцом столетнего долбления и зубрежки. Слова о сегодняшней всехной понятности Пушкина – это полемический прием, направленный против нас, это, к сожалению, комплимент не нужный ни Пушкину, ни нам. Это бессмысленные слова какой-то своеобразной пушкинской молитвы». (Из статьи «Вас не понимают рабочие и крестьяне». 1928.)

Дмитрий Мережковский:

«Что Пушкин для нас? Великий писатель? Нет, больше: одно из величайших явлений русского духа. И ещё больше: непреложное свидетельство о бытии России, Если он есть, есть и она. И сколько бы ни уверяли, что её уже нет, потому что самое имя Россия стерто с лица земли, нам стоит только вспомнить Пушкина, чтобы убедиться, что Россия была, есть и будет». (Из статьи «Пушкин и Россия». 1926 – 1937.)

«Пушкин – единственный из новых мировых поэтов – ясен, как древние эллины, оставаясь сыном своего века. В этом отношении он едва ли не выше Гёте, хотя не должно забывать, что Пушкину приходилось сбрасывать с плеч гораздо более легкое бремя культуры, чем германскому поэту» (Из статьи «Мысли о Пушкине». 1937.)

 Юрий Олеша:

«Если Пушкин считал, что первые достоинства прозы – точность и краткость, то у него самого эти две особенности сказываются сильнее всего именно в определении эмоций и душевных качеств» (Из статьи «Литературная техника». 1931.)

А. Н. Островский:

«Первая заслуга великого поэта в том, что через него умнеет все, что может поумнеть»

«Прочное начало освобождению нашей мысли положено Пушкиным, — он первый стал относиться к темам своих произведений прямо, непосредственно, он захотел быть оригинальным и был – был самим собой. Всякий великий писатель оставляет за собой школу, оставляет последователей, и Пушкин оставил школу и последователей… Он завещал им искренность, самобытность, он завещал каждому быть самим собой, он дал всякой оригинальности смелость, дал смелость русскому писателю быть русским». (Из речи «Застольное слово о Пушкине». 1880.)

Андрей Платонов:

«Пушкин всю жизнь ходил «по тропинке бедствий», почти постоянно чувствовал себя накануне крепости или каторги. Горе предстоящего одиночества, забвения, лишения возможности писать отравляло сердце Пушкина… Но это горе, возникнув, всегда преодолевалось творческим, универсальным, оптимистическим разумом Пушкина…» (Из статьи «Пушкин – наш товарищ». 1937)

Иван Соколов-Микитов:

«В сущности вся великая русская литература – вопль и стон (как и русские народные песни, мрачные русские сказки). Печальны судьбы русских писателей. Самый «светлый», самый «весёлый» был Пушкин. Но, Боже, какие горькие слова срывались у него о России! Как несказанно трагична судьба Пушкина, его смерть!» ( Из «Записей о Пушкине». 1960-е гг.)

Александр Солженицын:

«Самое высокое достижение и наследие нам от Пушкина – не какое отдельное его произведение, ни даже легкость его поэзии непревзойденная, ни даже глубина его народности, так поразившая Достоевского. Но – его способность (наиболее отсутствующая в сегодняшней литературе) всё сказать, все показываемое видеть, осветляя его. Всем событиям, лицам и чувствам, и особенно боли, скорби, сообщая и свет внутренний, и свет осеняющий, — и читатель возвышается до ощущения того, что глубже и выше этих событий, этих лиц, этих чувств. Емкость его мироощущения, гармоничная цельность, в которой уравновешены все стороны бытия: через изведанные им, живо ощущаемые толщи мирового трагизма – всплытие в слой покоя, примирённости и света.» (Из статьи «…Колеблет твой треножник». 1979.)

А. Т. Твардовский:

«… у каждого из нас — свой Пушкин, остающийся одним для всех. Он входит в нашу жизнь в самом начале и уже не покидает её до конца» (из эссе «Пушкин».1949.)

«Когда говоришь о Пушкине, то как-то даже неловко употреблять слово «мастерство», больше подходило бы «волшебство», хотя мы хорошо знаем, какого неусыпного, подвижнического труда стоило этому «любимцу муз» потрясающее нас совершенство его созданий. Совершенство это не что иное, как поразительное по своей живой органичности слияние формы и содержания. И поразительное в своей нормальности.» (Из «Слова о Пушкине». 10 февраля 1962 г.)

И.С. Тургенев:

«Самая сущность, все свойства его поэзии совпадают со свойствами, сущностью нашего народа. Не говоря уже о мужественной прелести, силе и ясности его языка, эта прямодушная правда, отсутствие лжи и фразы, простота, эта откровенность и честность ощущений – все эти хорошие черты хороших русских людей поражают в творениях Пушкина не одних нас, его соотечественников, но и тех из иноземцев, которым он стал доступен».

«…мы будем надеяться, что всякий наш потомок, с любовью остановившийся перед изваянием Пушкина и понимающий значение этой любви, тем самым докажет, что он, подобно Пушкину, стал более русским и более образованным, более свободным человеком! Будем также надеяться, что в недальнем времени даже сыновьям нашего простого народа, который теперь не читает нашего поэта, станет понятно, что значит это имя: Пушкин!»  (Из «Речи по поводу открытия памятника А. С. Пушкину в Москве». 1880.)

Тэффи:

«Пушкин – чудо России. Он единственный, воистину любимый… Русские не всегда любят своих героев. Но вот есть на Руси и исключение. Есть и для нас Некто, кому мы поклоняемся и знаем, что должны поклоняться, и, если кто не понимает, не чувствует, не может постигнуть величие этого «поклоняемого», тот берет его как догмат. Этот Некто Пушкин. Пушкин – чудо России». (Из статьи «Чудо России». 1937.1999)

«Пушкина переводит нельзя. Его поэзия как древнее заклинание, передающееся от отца к сыну, от сына к внуку, от внука к правнуку. В заклинании ни одного слова тронуть нельзя – ни заменить, ни изменить, ни подправить, ни переставить, — тотчас же магия исчезает. Исчезает та магическая радиоактивность, та эмоциональная сущность, которая дает жизнь. Остается смысл слова, но магия исчезает. И с этим спорить нельзя». ( Из статьи «Пушкинские дни». 1949.)

 Источники:

  • Дань признательной любви: Русские писатели о Пушкине/ Вступление, сост. и примеч. О.С. Муравьевой. — Л.: Лениздат, 1979. – 152с.
  • Солнце России: Русские писатели о Пушкине. Век XX/ Сост., примеч., подгот. текста А.Д. Романенко. – М.: Дружба народов, 1999. – 416 с.

Александр Сергеевич Пушкин. Биография — РИА Новости, 04.06.2012

Летние месяцы 1805‑1810 годов он обычно проводил у своей бабушки, Марии Алексеевны, в подмосковном селе Захарове, близ Звенигорода.

Еще в детстве Пушкин познакомился с русской поэзией от Ломоносова до Жуковского, с комедиями Мольера и Бомарше, сочинениями Вольтера и других просветителей XVIII века. Раннему развитию его литературных склонностей способствовали литературные вечера в доме Пушкиных, где собирались видные писатели.

В 1811 году Александр Пушкин поступил в только что открытый Царскосельский лицей ‑ привилегированное учебное заведение для подготовки по специальной программе высших государственных чиновников из детей дворянского сословия. Во время обучения Пушкин и другие лицеисты первого выпуска слушали лекции известных профессоров, на полугодовых испытаниях в лицее обычно присутствовали министр народного просвещения, члены Академии наук, профессора Санкт‑Петербургского педагогического института.

В лицее Пушкин написал свои первые стихи. Он сотрудничал в рукописных лицейских журналах и был членом кружка лицейских новеллистов и поэтов, которые, собираясь по вечерам, экспромтом сочиняли повести и стихи. Поэтический талант юного Пушкина был признан товарищами по лицею Дельвигом, Кюхельбекером, Пущиным, корифеями русской литературы Державиным, Жуковским, Батюшковым, Карамзиным.

После окончания лицея в июне 1817 года в чине коллежского секретаря Александр Пушкин был определен на службу в Коллегию иностранных дел (Санкт‑Петербург). Но на службе он скорее числился, чем служил. Пушкин принимал участие в заседаниях литературного общества «Арзамас», в которое вступил еще в лицейские годы. В 1819 году он вступил в члены литературно-театрального сообщества «Зеленая лампа», которым руководил «Союз благоденствия». Дома он много читал и писал политические эпиграммы и стихи. К этому периоду относятся стихотворения «Вольность» (1817), «К Чаадаеву», «Деревня» (1819), «На Аракчеева» (1817‑1820), которые, хоть и не публиковались, были широко известны. Еще до окончания лицея, в 1817 году, начал писать поэму «Руслан и Людмила», которую закончил в марте 1820 года.

В мае 1820 года Пушкин был сослан на юг за то, что «наводнил Россию возмутительными стихами». Формально ссыльным он не считался. По предписанию императора, Александр Пушкин был отправлен в Екатеринослав служить в канцелярии начальника иностранных колонистов на юге России генерала Ивана Инзова.

В Екатеринославле Пушкин прожил полторы недели и заболел. Получив разрешение, он для поправки здоровья поехал с семьей Раевских на Кавказ, а оттуда ‑ в Крым. В сентябре Пушкин приехал в Кишинев к месту новой службы. Сюда был временно переведен Инзов наместником Бессарабской области.

В Кишиневе Александр Пушкин знакомится и общается с будущими декабристами, много работает. За три года ссылки им написаны «Кавказский пленник» (1821), «Бахчисарайский фонтан» (1823), а также «Узник», «Песнь о вещем Олеге» (1822) ‑ образцы романтической и гражданской лирики, многие другие стихотворения; начат роман в стихах «Евгений Онегин».

В июле 1823 года Пушкина переводят под начало графа Воронцова, и он переезжает в Одессу. Сложные отношения с графом привели к тому, что он, по просьбе Воронцова, был удален из Одессы, уволен с государственной службы и выслан в имение матери «под надзор местного начальства». Здесь поэт вел уединенный образ жизни, однообразие которой скрашивало лишь общение с соседями ‑ семьей Осиповых‑Вульф ‑ и няней, рассказывавшей ему сказки по вечерам. В Михайловской ссылке Пушкин формируется как художник‑реалист: продолжает писать «Евгения Онегина», начал «Бориса Годунова», написал стихи «Давыдову», «На Воронцова», «На Александра I».

Узнав о восстании декабристов 14 декабря 1825 года и аресте многих своих друзей, Александр Пушкин уничтожает автобиографические записки, которые, по его словам, «могли замешать многих и, может быть, умножить число жертв».

Имя Пушкина не значилось в списках заговорщиков и он начал хлопотать о своем возвращении, сперва частным образом, потом официально. В июле 1826 года Пушкин послал через губернатора письмо государю с выражением раскаяния и твердого намерения не противоречить своими мнениями общепринятому порядку.

Дни томительного ожидания закончились в сентябре 1826 года, когда Пушкин получил с фельдъегерем приказ нового императора Николая I немедленно прибыть к нему в Москву. 8 сентября он был представлен государю, после чего получил позволение жить где угодно, но в Петербург доступ ему был открыт только в мае 1827 года, причем император вызвался быть его цензором. Цензорство императора обернулось полицейским надзором: «Борис Годунов» был несколько лет под запретом; поэту было запрещено не только издавать, но и читать где бы то ни было свои произведения, не просмотренные государем. Тяжелые раздумья поэта отражены в стихах этого периода («Воспоминание», «Дар напрасный, дар случайный», «Предчувствие»).

В мае 1828 года Александр Пушкин безуспешно просил разрешения поехать на Кавказ или за границу. В то же самое время он сватается к Наталье Гончаровой, первой красавице Москвы, и, не получив определенного ответа, самовольно уезжает на Кавказ в 1829 году. Впечатления от этой поездки переданы в его очерках «Путешествие в Арзрум», в стихотворениях «Кавказ», «Обвал», «На холмах Грузии…». Возвратившись в Петербург, Пушкин получает от шефа жандармов Бенкендорфа письмо с резким выговором от императора за поездку без разрешения, раскрывшее явно враждебное отношение Николая I к поэту.

В апреле 1830 года Александр Пушкин вновь сделал предложение Наталье Гончаровой, которое на этот раз было принято, и в сентябре уехал в свое имение Болдино, чтобы устроить дела и подготовиться к свадьбе. Эпидемия холеры вынудила его задержаться здесь на несколько месяцев. Этот период творчества поэта известен как «Болдинская осень». Испытывая большой творческий подъем, Пушкин пишет «Повести Белкина», «Маленькие трагедии», «Домик в Коломне», «Сказку о попе и работнике его Балде», стихотворения «Элегия», «Бесы», «Прощение» и множество других, был закончен «Евгений Онегин».

18 февраля (2 марта по ст.ст.) 1831 года в Москве Пушкин обвенчался с Гончаровой. Летом 1831 года вновь поступил на государственную службу в Иностранную коллегию с правом доступа в государственный архив. Он пишет «Историю Пугачева» (1833), историческое исследование «История Петра» (подготовительный текст, 1835).

Последние годы жизни Пушкина прошли в тяжелой обстановке все обострявшихся отношений с царем и вражды к поэту со стороны влиятельных кругов придворной и чиновничьей аристократии. Чтобы не лишиться доступа в архив, Пушкин был вынужден смириться с назначением его камер‑юнкером двора, оскорбительным для поэта, так как это придворное звание обычно «жаловалось» молодым людям. За поэтом следили, его письма подвергались цензуре, все более ухудшались материальные дела семьи (у Пушкина было четверо детей ‑ Мария, Наталья, Александр и Григорий), росли долги. Но, несмотря на тяжелые условия, именно в эти годы им были написаны «Пиковая дама» (1833), «Египетские ночи», «Капитанская дочка» (1836), поэма «Медный всадник», сказки.

В конце 1835 года Пушкин получил разрешение на издание своего журнала, названного им «Современник». Он надеялся, что журнал будет способствовать развитию русской словесности, и делал все для достижения этой цели. Художественный уровень журнала был необычайно высок, с ним сотрудничали Жуковский, Баратынский, Вяземский, Давыдов, Гоголь, Тютчев, Кольцов.

Зимой 1836 года завистники и враги Пушкина из высшей петербургской аристократии пустили в ход клевету на его жену, связывая ее имя с именем императора, а затем и с именем пользующегося расположением Николая I барона Дантеса, ухаживавшего за Натальей Николаевной. Чтобы защитить свою честь, Пушкин вызвал Дантеса на дуэль, которая состоялась 8 февраля (27 января по ст.ст.) 1837 года на Черной речке. Поэт был смертельно ранен и через два дня (10 февраля) скончался. Опасаясь демонстраций, царь приказал тайно вывезти тело Александра Пушкина из Петербурга. Гроб сопровождали жандарм и старый друг семьи поэта Александр Тургенев. Похоронен Александр Сергеевич Пушкин на кладбище Святогорского монастыря, в пяти верстах от села Михайловское.

Гибель поэта стала национальной трагедией. «Солнце русской Поэзии закатилось», ‑ написал в некрологе Владимир Одоевский.

Вклад пушкинского гения в русскую литературу поистине бесценен. Он не только поднял на недосягаемую высоту ценность простого русского слова и поэтического слога, но и явился основателем нового классического искусства, сравнимого с лучшими образцами мировой эстетики. Язык Александра Сергеевича Пушкина, сочетающий книжные нормы с живыми разговорными, до сих пор остается основой русского литературного языка.

Творческим завещанием великого поэта осталось его стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». Именно эти строки выбиты на пьедестале одного из памятников Пушкину в Санкт‑Петербурге.

Произведения Александра Пушкина постоянно переиздаются, переводятся на многие языки мира, многократно экранизированы, поставлены на сценах различных театров мира. Многие композиторы (включая современников поэта) неоднократно обращались к его творчеству. По произведениям Пушкина написаны оперы, балеты, хоры, оратории, кантаты, симфонические и камерно‑инструментальные произведения, романсы, музыка к драматическим спектаклям, кинофильмам, телевизионным и радиопередачам.

Во многих местах, связанных с именем Пушкина, созданы музеи поэта. В разных городах мира установлены памятники Пушкину.

В мае 1997 года вышел указ президента РФ, в соответствии с которым установлен Пушкинский день России, который отмечается ежегодно 6 июня — в день рождения поэта.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Библиотеки Ростова подготовили онлайн-мероприятия, посвященные памяти Александра Сергеевича Пушкина

В 2021 году исполняется 184 года со дня смерти величайшего русского поэта. 

10 февраля 1837 года, в 37 лет во время дуэли с Дантесом от смертельного ранения скончался Александр Сергеевич Пушкин. Проститься с великим поэтом к его гробу пришло от 10 до 50 тысяч человек, по разным данным. Похоронен Пушкин был в Святогорском монастыре.

За свою недолгую жизнь Пушкин создал большое количество литературных произведений, ставших классикой российской литературы. Они стали неотъемлемой частью школьной программы. Творчество Пушкина очень многогранно, он создавал стихи, поэмы, стал автором произведений в прозе. Пушкин стал реформатором русского языка и русской культуры в целом. 

В нашей стране нет человека, который бы не знал хотя бы одного произведения Пушкина. Его стихи и поэмы известны во всём мире. Все его произведения обрели широчайшую известность. 


В честь памятной даты Библиотеки Ростова 10 февраля в своих блогах и на страницах в социальных сетях проведут ряд онлайн-мероприятий: 

– Час поэзии «Я помню пушкинские строки», Библиотека имени А. А. Фадеева http://fadeev6.blogs.donlib.ru 

– День памяти «Следы исчезнут поколений, но жив талант, бессмертен гений!», Абонемент ЦГБ имени М. Горького http://abonement.blogs.donlib.ru 

– Игра-викторина «Путешествие по сказкам А.С. Пушкина», Детская библиотека имени П. Г. Аматуни http://amatuni.blogs.donlib.ru 

– Информ-досье «Солнце русской поэзии», Детская библиотека имени В. В. Маяковского http://mayak32.blogs.donlib.ru 

– Литературная экскурсия «В чудесной Пушкинской стране», Детская библиотека имени А. Г. Гайдара http://f40.blogs.donlib.ru 

– Час памяти «Уж так предсказано судьбой», Библиотека им. А.С. Пушкина http://pushkin16.blogs.donlib.ru 

– Час памяти «Вся жизнь его — один чудесный миг», ПЦПИ им. Плеханова http://pcpi-plechanova.blogs.donlib.ru 

– Видео–лекторий ко Дню памяти А.С. Пушкина «О, сколько нам открытий чудных…», Библиотека им. А.М. Листопадова http://listopadova.blogs.donlib.ru 

– День памяти «Великий поэт великой России», Абонемент ЦГБ имени М. Горького http://abonement.blogs.donlib.ru/2021/02/09/den-pamjati-a-s-pushkina-sledy-ischeznut-pokolenij-no-zh…

– Встреча-репортаж «Эхо выстрела на Чёрной Речке», БИЦ им. М. В. Ломоносова http://f9-lomonosov.blogs.donlib 

– Громкие чтения стихотворений «Стихи Александра Пушкина для детей», Библиотека им. М. Ю. Лермонтова http://lermontov.blogs.donlib.ru 

– Час памяти «К нему не зарастет народная тропа: А. С. Пушкин», БИЦ им. А. П. Чехова http://bicchekhov.blogs.donlib.ru 

– Вахта памяти «Поэт погиб, но память живёт вечно», Библиотека им. А. С. Пушкина http://pushkin16.blogs.donlib.ru 

– Час памяти «Пушкин – величина неизменная», БИЦ им. И. С. Тургенева http://bicturgeneva.blogs.donlib.ru

– Страницы большой жизни «И будет имя жить его в России вечно!», БИЦ им. Н. Г. Чернышевского http://chernyshevsky.blogs.donlib.ru

– Моцион литературный «Пушкин-солнце нашей поэзии», Библиотека им. М.Ю. Лермонтова http://lermontov.blogs.donlib.ru

– Литературная гостиная «Гений русской поэзии», Читальный зал ЦГБ им. М. Горького http://zalgorkogo.blogs.donlib.ru

– Литературный калейдоскоп «Мы вновь читаем пушкинские строки», БИЦ имени Ю.А. Гагарина http://bicgagarina.blogs.donlib.ru 

– Литературная гостиная «Поэт на все времена», Детская библиотека имени В. П. Чкалова http://chkalov.blogs.donlib.ru 

– Онлайн-экскурс в историю дуэлей «К чему взводить курок напрасно?…», ВСЕРОССИЙСКИЙ МУЗЕЙ А. С. ПУШКИНА, Модельная детская библиотека имени А. С. Пушкина http://pushkinkids36.blogs.donlib.ru 

– Вечер памяти «О, сколько нам открытий чудных…», Библиотечно-информационный центр имени академика Д. С. Лихачева http://likhachev42.blogs.donlib.ru

– Портрет одной книги «Грандиозный образ Кавказа в поэме «Кавказский пленник» (200 лет поэме), Библиотечно-информационный центр имени академика Д. С. Лихачева http://likhachev42.blogs.donlib.ru 

– Информационно-поэтический час «Но жив талант, бессмертный гений!», Детская библиотека имени Зои Космодемьянской http://f44.blogs.donlib.ru 

– Литературная игра-викторина «У Лукоморья…», Детская библиотека имени Зои Космодемьянской http://f44.blogs.donlib.ru

– Устный журнал «Моя речь расскажет обо мне…», Детская библиотека имени А. Л. Барто http://f47-barto.blogs.donlib.ru 

– Оnline литературный час «Вспоминая Пушкина», Детская библиотека имени М. И. Ульяновой http://uljana51.blogs.donlib.ru 

– Онлайн-час информации «Память о Пушкине», Детская библиотека имени П. Г. Аматуни http://amatuni.blogs.donlib.ru 

Лирические герои Александра Сергеевича Пушкина отражают действительность современности даже двадцать первого века, а поднятые проблемы находят отклик у читателей сегодняшних дней. Давайте вспомним жизнь и творчество великого поэта!

Экранизации произведений Александра Сергеевича Пушкина

Политика публикации отзывов

Приветствуем вас в сообществе читающих людей! Мы всегда рады вашим отзывам на наши книги, и предлагаем поделиться своими впечатлениями прямо на сайте издательства АСТ. На нашем сайте действует система премодерации отзывов: вы пишете отзыв, наша команда его читает, после чего он появляется на сайте. Чтобы отзыв был опубликован, он должен соответствовать нескольким простым правилам:

1. Мы хотим увидеть ваш уникальный опыт

На странице книги мы опубликуем уникальные отзывы, которые написали лично вы о конкретной прочитанной вами книге. Общие впечатления о работе издательства, авторах, книгах, сериях, а также замечания по технической стороне работы сайта вы можете оставить в наших социальных сетях или обратиться к нам по почте [email protected]

2. Мы за вежливость

Если книга вам не понравилась, аргументируйте, почему. Мы не публикуем отзывы, содержащие нецензурные, грубые, чисто эмоциональные выражения в адрес книги, автора, издательства или других пользователей сайта.

3. Ваш отзыв должно быть удобно читать

Пишите тексты кириллицей, без лишних пробелов или непонятных символов, необоснованного чередования строчных и прописных букв, старайтесь избегать орфографических и прочих ошибок.

4. Отзыв не должен содержать сторонние ссылки

Мы не принимаем к публикации отзывы, содержащие ссылки на любые сторонние ресурсы.

5. Для замечаний по качеству изданий есть кнопка «Жалобная книга»

Если вы купили книгу, в которой перепутаны местами страницы, страниц не хватает, встречаются ошибки и/или опечатки, пожалуйста, сообщите нам об этом на странице этой книги через форму «Дайте жалобную книгу».

Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу

(1831)
Евгений Онегин: Романс русской жизни в стихах (1833)
Капитанская дочка; или, Щедрость русского узурпатора Пугачева (1836)

Обзор

Многие превозносят Александра Пушкина не только как величайшего поэта России, но и как одного из самых важных писателей в истории, оказавших влияние на русскую культуру и литературу.

В то время, когда большая часть литературы писалась на английском и французском языках, Пушкин подчеркивал простоту и красоту русского языка, покоряя сердца своих соотечественников. Кроме того, он был российским историографом при царе Николае I. Хотя он был вдохновлен структурными и стилистическими характеристиками европейских авторов, таких как Вольтер, лорд Байрон и Шекспир, Пушкин переделал их в уникальном русском стиле. К сожалению, из-за того, что в его произведениях есть характерные ритмические узоры, которые трудно перевести, иностранные читатели, в отличие от носителей русского языка, не имеют возможности оценить истинную силу и великолепие его работ.

Произведения в биографическом и историческом контексте

Аристократическое воспитание Пушкин родился в Москве 26 мая 1799 года в дворянской семье, чье благородное происхождение насчитывает более шестисот лет. В детстве Пушкин получил домашнее неформальное образование у своей няни Арины. Арина рассказывала ему сказки и народные сказки, которые он позже включит в свои сочинения. Формальное образование Пушкина занимали частные репетиторы, которые бесплатно брали уроки из домашней библиотеки — коллекции, в которую входило множество французских произведений — для уроков Пушкина.Когда ему было двенадцать, Пушкина отправили в Царскосельский лицей под Санкт-Петербургом, престижное учреждение, предназначенное для подготовки молодых людей из знати к государственным должностям. Там он много читал, особенно французскую литературу, и много писал. Первое опубликованное стихотворение Пушкина «Воспоминания о Царском Селе» (1815 г.) было хорошо встречено рядом ведущих поэтов. После учебы Пушкин получил оплачиваемую должность в Санкт-Петербурге, требующую небольшой работы.

Exile Чередование периодов беззаботного общения и сосредоточенного письма в Санкт-Петербурге.В Петербурге Пушкин закончил свое первое полнометражное произведение « Руслан и Людмила » в 1820 году. Однако Пушкин пробыл в Санкт-Петербурге недостаточно долго, чтобы испытать популярный успех своего стихотворения, поскольку он слишком громко выразил свое стихотворение. политические взгляды привлекли внимание официальных лиц. Александр I сослал Пушкина на юг России незадолго до публикации Руслана и Людмилы . Для Пушкина цензура оставалась проблемой на всю жизнь. Во время своего четырехлетнего изгнания он был продуктивным, написав Кавказский пленник (1822) и Бакчесарский фонтан: Таврическая сказка (1824).Это романтические поэмы-повествования, отражающие влияние Байрона, которого Пушкин читал в этот период.

За несколько месяцев до отъезда из Кишинева в 1823 году Пушкин начал работу над своим романом в стихах и великом произведении « Евгений Онегин », который он будет публиковать серийно по главам, начиная с 1825 года и продолжая в течение следующих семи лет (он был опубликован полностью в 1833 г.). Летом 1823 года Пушкину удалось получить перевод в Одессу, где он продолжил писать Евгений Онегин .В 1824 году власти перехватили письмо, в котором Пушкин выразил пристрастие к атеизму. Пушкин оказался в ссылке в родовое имение своей матери в Михайловском, где пробыл до 1826 года.

Контролируемая свобода После восстания декабристов, которое произошло в 1825 году, Пушкин ходатайствовал о своем возвращении из ссылки. Царь Николай I позволил Пушкину вернуться в Россию и путешествовать с некоторой степенью (но не полной) свободой; он назначил себя личным цензором Пушкина.На этом новом этапе жизни Пушкина он сосредоточился на написании драмы, прилагая усилия, которые, несмотря на строгое наблюдение, оказались новаторскими в русском театре. Исторической пьесой «Борис Годунов » Пушкин надеялся положить конец влиянию французского классического стиля, который так долго доминировал на русской сцене. Хотя Пушкин завершил пьесу в 1825 году, цензоры не разрешили опубликовать ее до 1831 года, а спектакль был поставлен только в 1870 году, то есть спустя более тридцати лет после смерти автора.

Спустя годы после ссылки Пушкин начал писать три из четырех коротких драм, которые чаще всего называют «маленькими» или «миниатюрными» трагедиями: Скупой рыцарь , Моцарт и Сальери , пьесу по пьесе предполагаемое соперничество композиторов Вольфганга Амадея Моцарта и Антонио Сальери; и Stone Guest . Четвертый, Feast during the Plague , представляет собой перевод английской пьесы. Именно в это время Пушкин окончательно завершил свой роман « Евгений Онегин ».

Скандал и смерть В феврале 1831 года Пушкин женился на Наталии Гончаровой, и в мае 1832 года она родила ему первенца Марию. Николай, видимо, был доволен браком Пушкина, кажущейся стабильностью и преданностью государству. Он восстановил Пушкина на государственной службе в качестве историографа с зарплатой и доступом к государственным архивам. Однако по мере того, как долги Пушкина росли и приходило все больше детей, он все больше зависел от милостей Николая. Присутствие Пушкина (и его жены) на общественных мероприятиях стало обязательным из-за того, что он был назначен второстепенным судебным чиновником, что было несущественным положением, призванным унизить писателя.Вскоре слухи о романе между Наталией и бароном Жоржем Дантесом начали распространяться и продолжались даже после того, как Дантес женился на сестре Наталии. Пытаясь положить конец скандалу, Пушкин встретился с Дантесом на дуэли из пистолетов. Д’Антез был легко ранен; Пушкин был смертельно ранен и умер через два дня, 29 января 1837 года. Оплаканный как национальный поэт России, Пушкин был похоронен в Санкт-Петербурге царем Николаем I.

Произведения в литературном контексте

Французское влияние Многое из пушкинского Ранние произведения, в том числе стихотворный рассказ « Руслан и Людмила », были основаны на фольклоре, с которым он познакомился в детстве.Например, « Руслан и Людмила », стихотворение, которое установило его репутацию, было основано на рыцарском стихотворении «Орландо Фуриозо» итальянского поэта Людовико Ариосто. На стиль Пушкина в начале его карьеры повлияли французские писатели Вольтер, Андре Шенье и Эварист Парни. По мнению ученого Юрия Дружникова, даже имена персонажей в Руслан и Людмила отражают восхищение Пушкиным Парни: «там, где у Парни есть Айна, у Пушкина есть Наина; где у Парного — Русла, у Пушкина — Руслан.”

Романтические корни Во время ссылки на Пушкина большое влияние оказал поэт-романтик Джордж Гордон, лорд Байрон. Бахтшисарайский фонтан , Брат-разбойник , Богема и другие стихотворения Пушкина — все это явные следы близкого знакомства с Байроном. У них похожая форма; их герои и героини напоминают героев стихов Байрона; мрачная окраска, таинственная связь между виной и судьбой те же.Хотя Байрон брал своих подданных из чужого мира, Пушкин брал своих предметов из мест и общества, с которыми он был хорошо знаком. Следовательно, он смог придать им отчетливо местный тон и цвет.

Сонет Пушкина Сонет Пушкина Евгений Онегин показывает, что влияние Байрона было временным. В дополнение к чистому выразительному языку, который является отличительной чертой пушкинского стиля, в произведении представлены характерные черты, часто встречающиеся в более поздней русской художественной литературе: «лишний мужчина», представленный Онегиным, и идеализированная русская женщина, которую характеризует Татьяна.

Евгений Онегин создавалась восемь лет. Сама форма романа свидетельствует о раннем дискомфорте Пушкина с условными жанрами, о его стремлении оригинальным образом оставить свой след. Во-первых, он называл свое произведение не просто романом, а (и он это подчеркивал) «романом в стихах» и называл его разделы «главами», а не «песнями». Явно стремясь быть новатором, он также продемонстрировал понимание европейских моделей.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ СОВРЕМЕННИКИ

Среди известных современников Пушкина:

Луи Висконти (1791–1853): этот французский архитектор построил гробницу Наполеона, а также спроектировал Новый Лувр в Париже.

Бенджамин Уотерхаус (1754–1846): Уотерхаус был первым врачом, проверившим вакцину против оспы в Соединенных Штатах.

Эсайас Тегнер (1782–1846): Известный как величайший шведский поэт, Тегнер был также ученым, епископом и политиком.

Маргарет Фуллер (1810–1850): В 1840 году Фуллер вместе с Ральфом Уолдо Эмерсоном основал Dial , американский журнал, посвященный пропаганде трансцендентализма.

Виктор Гюго (1802–1885): Гюго, французский писатель, написал шедевры Горбун из Нотр-Дама (1831) и Отверженные (1862).

Ганс Христиан Андерсен (1805–1875): Андерсен, датский писатель, наиболее известен своими сказками, включая «Русалочку» (1837) и «Гадкий утенок» (1844).

Этот новый русский жанр, онегинская строфа, также известен как сонет Пушкина. В отличие от итальянского или петрарханского сонета и елизаветинского или шекспировского сонета, четырнадцатистрочный сонет Пушкина явно не разделен на более мелкие строфы из четырех или двух строк. Кроме того, в то время как Шекспир писал пентаметром ямба, Пушкин писал стихи-роман тетраметром ямба.Еще одно отличие сонета Пушкина — необычная схема рифм: aBaBccDDeFFeGG, где строчные буквы представляют женские рифмы (ударение на предпоследнем слоге), а прописные — мужские рифмы (ударение на последнем слоге). Сонет Пушкина, интеллектуально сочетающий комедию с серьезностью, представляет собой захватывающую форму, которую легко читать и невероятно сложно писать.

Новое направление русской литературы В своей прозе Пушкин отверг литературную традицию, считавшую художественную литературу второстепенным жанром.Отход Пушкина от сентиментальной фантастики конца XVIII века ознаменовал новое направление русской литературы. Ученые отмечают, что реалистичные сцены и персонажи в «Евгений Онегин » послужили образцом для его преемников девятнадцатого века, включая известных писателей Федора Достоевского, Ивана Тургенева, Льва Толстого и Николая Гоголя. Все признали свой долг Пушкину, творчество которого продолжает влиять даже на современный русский роман.

Произведения в критическом контексте

Хотя Пушкина редко читают за пределами его родины, многие критики признают его величайшим и самым влиятельным русским писателем в истории.Ученые объясняют отсутствие иностранного читателя тем, что пушкинский стиль трудно перевести. Например, в то время как сочетание народной речи и славянского языка Пушкина привлекает русских читателей, его стилистические качества и тонкость описания и развития сюжета отрицают перевод за пределы буквального. Поклонники Пушкина сразу же отмечают, что, хотя иностранные читатели могут не быть непосредственно знакомы с его произведениями, почти у каждого известного российского композитора и нескольких европейских композиторов есть произведения, основанные на одном из произведений Пушкина.

Евгений Онегин Критики сходятся во мнении, что Евгений Онегин — это шедевр Пушкина, представляющий, как говорит В.Г. Белинский в « Двухсотлетие Пушкина », «энциклопедию русской жизни». Из-за литературного диапазона и важности романа аналитические подходы к произведению разнообразны и многочисленны. Некоторые критики сконцентрировались на фундаментальных симметриях Евгения Онегина , таких как иронические перевороты, параллели в сюжете и поведение персонажей.Третьи исследуют значение определенных конкретных событий, таких как тревожный сон Тани после того, как Онегин отвергает ее.

Многие ученые обращаются к мотивам Онегина. Основываясь на том, что они интерпретировали как замаскированную критику Пушкиным российских социальных условий, советские критики продвигали характер Онегина как заговорщика против царя Николая I. Третьи критики назвали Онегина ранним проявлением русского социального типа, известного как лишний человек, отчужденный от российского общества человек, задушенный социальными условиями, лишенный возможности делать что-либо стоящее.Менее сложны оценки любовного потенциала Онегина и его ответственности в сердечных делах.

Критика двадцатого века В начале двадцатого века критическая оценка творчества Пушкина была сосредоточена на его подразумеваемых негативных оценках характера и общества. В последние годы века интерес к художественной литературе, драме и повествовательной поэзии Пушкина оставался сильным, и более современные ученые исследовали его произведения с помощью психоаналитического подхода.При этом эти ученые склонны уделять внимание элементам иронии и пародии. Кроме того, они часто оценивают эксперименты Пушкина в структуре и технике повествования. Возможно, философ и писатель Александр Герцен, чье эссе появилось в журнале «Александр Пушкин: Симпозиум к 175-летию со дня его рождения », предлагает лучший критический подход к творчеству Пушкина: «Как только он появился, он стал необходим, как если бы русская литература могла никогда больше не отказываться от него.Других русских поэтов читают и восхищаются ими; Пушкин находится в руках каждого цивилизованного россиянина, который читает его снова и снова на протяжении всей жизни ».

ОБЩИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОПЫТ

При написании стихотворного романа «Евгений Онегин » Пушкин заложил пушкинский сонет, сложную поэтическую форму. Из-за его сложности большинство авторов сочиняют сонеты в более традиционных итальянских или елизаветинских формах. Однако некоторые современные писатели успешно пробовали свои силы в сонете Пушкина.Ниже приведены примеры их работ:

Писатель-призрак (2007), роман-стихотворение Энди Крофта. В этой детективной истории, основанной на Гамлете , рассказывается о шпионах, призраках, поэтах и ​​безнадежных любовниках.

Золотые ворота (1986), роман Викрама Сета. Сатирический роман, действие которого происходит в Сан-Франциско, это художественное произведение состоит из 690 сонетов.

The Hasty Papers: The Millennium Edition of the Legendary One-Shot Review 1960 года (1999), обзоры искусства и литературы, впервые собранные в 1960 году Альфредом Лесли.Этот увлекательный сборник, популярный в литературных и художественных кругах благодаря своим смелым идеям, включает стихотворение Лесли «История поспешных бумаг », написанное в форме сонета Пушкина.

Отзывы о литературе

  1. Пушкин успешно писал в различных литературных стилях, включая стихи, афоризм и драму. Как вы думаете, почему он экспериментировал с таким количеством разных жанров? Оказала ли какая-либо форма более сильное влияние на его писательский успех, чем другие формы? Объясните, почему да или почему нет.
  2. Прочитав несколько примеров сонетов Пушкина, напишите свой сонет Пушкина на любую выбранную тему. Следуйте схеме рифм aBaBccDDeFFeGG, где строчные буквы представляют женские рифмы, а прописные — мужские рифмы. Как вы думаете, почему сонетная форма Пушкина не так широко используется, как итальянская или елизаветинская сонетная форма?
  3. Пушкин традиционно является самым почитаемым и читаемым русским писателем. Даже сегодня большинство россиян может читать стихи из его стихов.Как вы относитесь к национальной литературе? Как Пушкин внес свой вклад в образ писателя, который одновременно является ведущей политической, культурной и идеологической фигурой?
  4. Исследование царствования царя Николая I. Почему царь боялся творчества Пушкина? Подготовьте свои выводы и обсудите их с одноклассниками.

БИБЛИОГРАФИЯ

Книги

Бейли, Джон. Пушкин: сравнительный комментарий . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1971.

Дебречени, Пол. Другой Пушкин: Этюд прозы Пушкина . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета, 1983.

Драйвер, Сэм. Пушкин: литература и общественные идеи . Нью-Йорк: Columbia University Press, 1989.

Дружников, Юрий. Узник России: По следам неизвестного Пушкина . Orange, Conn .: Antiquary, 1992.

Коджак, Андрей и Кирилл Тарановский, ред. Александр Пушкин: Симпозиум к 175-летию со дня рождения .Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета, 1976.

Рид, Роберт и Джо Эндрю. Двести лет Пушкину . Vol. 2: Александр Пушкин: миф и памятник . Исследования по славянской литературе и поэтике 39. Амстердам: Родопы, 2003.

Викери, Вальтер Н. Александр Пушкин . Нью-Йорк: Туэйн, 1992.

Веб-сайты

RSNST 225: Безумие, убийства и беспредел: русская литература XIX века . Получено 7 мая 2008 г. с сайта http: // academics.hamilton.edu/russian/home/courses/russian225/Questions225.html.

Жизнь Александра Пушкина в Санкт-Петербурге

Родился: Москва — 6 июня 1799 года
Умер: Санкт-Петербург — 10 февраля 1837 года

В то время как для остального мира Толстой и Достоевский могут соперничать за положение величайшего писателя России, среди русскоязычных эта честь, несомненно, принадлежит Александру Сергеевичу Пушкину, плодовитому поэту-романтику, который перед своей безвременной кончиной в возрасте 37 лет. , почти единолично превращенная в одну из величайших литературных традиций мира.

Пушкин был русским Байроном и русским Шекспиром. Его отчаянно романтическая жизнь — череда злополучных любовных романов, столкновений с властью и череда дуэлей, включая его последнюю роковую встречу с французским кавалерийским офицером Жоржем Дантесом — и лирические стихи, которые она вдохновила, остаются мощным учебником для начинающих. классика для поколения за поколением российских школьников.

Александр Пушкин читает свое стихотворение перед Гаврилой Державиным во время экзамена в Царскосельском лицее 8 января 1815 года.

Илья Репин

Его близость к Шекспиру заключается, во-первых, в его положении великого профанного гуманиста русской литературы, его обширные литературные произведения охватывают почти все аспекты человеческого существования и всегда пронизаны широкой философией, которая сопоставляет идеи и этику с индивидуальным опытом и юмором.Во-вторых, что еще более важно, это его беспрецедентный вклад в кодификацию русского языка. Пушкин по сей день не только снабжает образованных россиян подходящими цитатами практически для любой ситуации, он также практически единолично утвердил русский язык как современный литературный язык, разработав огромное количество ранее неизведанных литературных форм и добавив к ним беспрецедентное количество новых слов. язык.

Пушкин родился в старинной, но относительно малоизвестной дворянской семье в Москве.Его самым известным предком был его прадед по материнской линии Абрам Петрович Ганнибал, африканский раб, которого Петр Великий сделал частью своего дома, а затем облагородил (Пушкин представил беллетризованную версию своей жизни в незаконченном историческом романе Петр Великий негр) . В 1811 году Пушкин поступил в первый набор Императорского лицея в Царском Селе, основанного в том же году императором Александром I как полигон для будущих государственных деятелей. Здесь Пушкин получил прекрасное гуманитарное образование и быстро развил свои поэтические способности, опубликовав свои первые стихи в пятнадцатилетнем возрасте.К моменту его окончания в 1817 году его стихи уже привлекли внимание ведущих литературных кругов Петербурга.

Александр Пушкин (1827)

Василий Тропинин

Пушкин поступил на государственную службу в Коллегию иностранных дел, но, учитывая темп его творческой деятельности и бурную общественную жизнь, у него было мало времени, чтобы посвятить свою государственную карьеру. Даже в школьные годы Пушкин был привлечен к более либеральным и свободомыслящим крайностям петербургской интеллигенции, и в это время он увлекся Зеленым фонарем, литературным кружком, входившим в радикальные тайные общества, которые в конечном итоге привели к Восстание декабристов.Идеи, с которыми он столкнулся в этих кругах, вскоре нашли выражение в его стихах, вызвав гнев властей, и Пушкин был переведен из столицы в 1820 году, незадолго до публикации его первого эпического стихотворения «Руслан и Людмила ».

Между 1820 и 1824 годами Пушкин много путешествовал по южным окраинам Российской империи, проводя время на Кавказе, в Крыму, Кишиневе и Одессе. Находясь под сильным влиянием Байрона в этот период, Пушкин был горячим сторонником независимости Греции, и его романтический идеализм нашел отражение в двух знаменитых повествовательных поэмах: Кавказский пленник (1821) и Бахчисарайский фонтан (1824). которую он написал вместе с пачками любовных стихов, которые включают одни из самых известных текстов на русском языке.В 1823 году он также начал писать то, что, вероятно, является его выдающимся произведением — роман в стихах «Евгений Онегин ». Сложные описания петербургского общества и модной жизни в первой главе, несмотря на пренебрежение к ним измученного главного героя, являются ироническим выражением тоски по столице самого Пушкина.

Иллюстрация к Евгению Онегину (1908)

Елена Самокиш-Судковская

Пушкин, ставший жертвой все более нелиберальной среды в конце правления Александра I и нервной власти местных губернаторов, с 1824 по 1826 год находился в еще более заточении в родовом имении Михайловское в Псковской губернии.Здесь он продолжил работу над Евгений Онегин и поставил свое первое крупное драматическое произведение — трагедию Борис Годунов (1825). Ко времени восстания декабристов в 1825 году Пушкин практически не контактировал с участниками, но копии его стихов, найденные среди их личных вещей, впоследствии еще больше навредили его репутации в глазах властей.

Личная аудиенция у нового царя Николая I в Москве осенью 1826 года обеспечила Пушкину свободу передвижения и, теоретически, личную защиту высшей власти страны, а Николай обязался быть единственным цензором поэта в будущем. .Как ни странно, Николай сдержал свое слово и лично отредактировал большую часть последующих работ Пушкина перед публикацией. Это непростое сочетание покровительства и ограничений (дополненное периодическими нападками на произведения Пушкина со стороны критиков, нанятых Третьим отделом, тайной полицией, созданной для отслеживания инакомыслия после восстания декабристов), стало образцом для царского, а затем и советского государства. пытается кооптировать и манипулировать своими самыми талантливыми художниками.

Александр Пушкин, автопортрет, 1820-е гг.

Тем не менее, эта встреча с царем успокоила отношение Пушкина к власти и государству, поддержав его растущий интерес к русской истории, особенно в период правления Петра Великого, что вдохновило его на такие произведения, как его повествовательная поэма Полтава ( 1829) и незаконченный роман Петр Великий негр (1828), его первая попытка создать длинную прозу, рассказывающую беллетризованную версию жизни его прадеда.

В декабре 1828 года в Москве Пушкин впервые встретился со своей будущей женой Натальей Гончаровой. Тогда в шестнадцать лет Гончарова уже была знаменитой красавицей в московском обществе, а Пушкин позже признавался, что влюбился в их первую встречу. Его иск был первоначально отклонен матерью Гончаровой, которая была обеспокоена распутной репутацией Пушкина, его долгами и его конфликтом с властями, а также молодостью ее дочери, и Пушкин попытался преодолеть свое разочарование, снова поехав на Кавказ в 1829 году. посетить офицеров русской армии, воюющей с турками.

Наталья Гончарова (1844)

Томас Райт

Вернувшись в Москву на следующий год, Пушкин снова подошел к матери Гончаровой, и на этот раз она согласилась на его предложение. Перед свадьбой отец Пушкина подарил поэту свое имение Болдино Нижегородской губернии. Из-за вспышки холеры Пушкин оказался там осенью 1830 года на три месяца, и это оказался единственный наиболее продуктивный творческий период в его жизни, когда были написаны последние главы «Евгения Онегина», первого опубликованного сборника прозы Пушкина «». Сказки Белкина , сборник драматических произведений, известных как Маленькие трагедии , сказка Сказка о священнике и его работнике Балде , комическая поэма Домик в Коломне и большое количество коротких стихов .

Пушкин и Гончарова, в конце концов, поженились в Москве 18 февраля 1831 года. Они поселились в Москве в съемной квартире на улице Арбат (ныне мемориальный музей), но только три месяца спустя, разочарованные вмешательством его свекрови в их дела. В семейной жизни Пушкин переехал с молодой женой на лето в Царское Село, а затем в Санкт-Петербург.

Александр Пушкин на скамейке в парке

Валентин Серов

Пушкин провел большую часть последних шести лет своей жизни в Санкт-Петербурге.Петербург. Однако ни его новая женитьба, ни возвращение в столицу не доставили поэту особой радости. Он вернулся на государственную службу, сначала работая историографом в государственных архивах, что было методом государства в поддержку его плана писать о царствовании Петра Великого. Ноябрьское восстание против русского владычества в Польше в 1830 году и холерные бунты в различных городах России, включая Санкт-Петербург в 1830-1831 гг., На короткое время убедили Пушкина в необходимости сильного руководства для защиты Русского государства, и это нашло отражение в его стихах. время, вызвав разлад с некоторыми из его либеральных читателей.

Но постепенно антипатия Пушкина к авторитету вновь заявила о себе. Несмотря на вялую реакцию публики на книгу «Рассказы Белкина », Пушкин продолжал свои попытки писать развернутую прозу, и его привлекали такие антиавторитарные фигуры, как обездоленный помещик, похожий на Робин Гуда, из его неполного романа «». Дубровский или казачий претендент Емельян Пугачев, восстание которого во время правления Екатерины Великой было предметом Пушкинской истории Пугачева (1834) и фоном для его романа Капитанская дочь (1836).

Библиотека и рабочий стол Александра Пушкина в Санкт-Петербурге (Набережная реки Мойки, 12)

Пушкин был назначен членом Российской академии в январе 1833 года. Однако его популярность среди читающей публики, влюбленной в романтический лиризм его двадцатилетних и пока еще не интересовавшейся его экспериментами в прозе, пошла на убыль. Между тем скудный доход Пушкина был вынужден справляться как с требованиями растущей семьи (Наталья Пушкина родила двух дочерей и двух сыновей между 1832 и 1836 годами), так и с возросшими расходами, связанными с жизнью при императорском дворе (в конце 1833 года). царь назвал Пушкина каммер-юнкером, самым низким из чинов, что поэт видел унизительным способом обеспечить присутствие своей прекрасной жены на придворных мероприятиях).

«Медный всадник », возможно, лучшее поэтическое произведение Пушкина, было завершено в конце 1833 года. Оно было архетипом для русской литературы как в своей теме о простом человеке, терзаемом и терзаемом неизменными силами небесных и земных сил, так и в его изображении Санкт-Петербург как город нечеловеческого, даже злобного, величия и красоты. Возможно, неудивительно, что он был отклонен к публикации царем и напечатан в цензуре только после смерти Пушкина.

Медный всадник на Сенатской площади

Его знаменитый рассказ Пиковая дама , написанный примерно в то же время, был одним из немногих явных общественных успехов поздних лет Пушкина, опубликованных в начале 1834 года в новом популистском журнале Библиотека для чтения . Опубликованные позднее в этом году сборники его стихов и прозы были встречены без особого энтузиазма. В дальнейших попытках найти решение своих финансовых проблем Пушкин попытался освободиться от государственной службы и переехать с семьей в деревню, но это было запрещено царем.

Частично причиной того, что Пушкин хотел уехать из Санкт-Петербурга и уйти от столичной общественной жизни, могла быть и ревность. Истина событий, приведших к роковой дуэли Пушкина, окутана слоями обфускации, которые во многом обязаны непристойным общественным сплетням того времени, а также постоянному искушению в более поздних рассказах сентиментализировать жизнь великого поэта. Наталью Пушкину часто изображали беспомощной красавицей, а Пушкина — измученным гением, раздираемым чудовищной ревностью.Ходили упорные слухи, что Наталья Пушкина изменяет, даже предполагая, что она была любовницей самого царя.

Иллюстрация к «Пиковой даме» (1910)

Александр Николаевич Бенуа

В 1835 году она познакомилась с Жоржем Дантесом, красивым французским кавалерийским офицером, служившим в рыцарской гвардии русской императрицы. Д’Антез, уехавший из Франции после июльской революции, был усыновлен голландским уполномоченным при Российском императорском дворе бароном Якобом ван Геккереном (есть веские основания предполагать, что привязанность Геккерена к Д’Антесу была более чем отцовской) .Внимание Д’Антеса к Наталье Пушкиной подпитывало сплетни, особенно злобный характер которых, возможно, был вызван плохо скрываемым пренебрежением Пушкина к модному обществу и придворной жизни. В ноябре 1836 года Пушкин и несколько его друзей получили по почте анонимное письмо pasquinade (сатирическое письмо), дающее Пушкину «Диплом рогоносца». Пушкин был убежден, что Геккерен был автором, и вызвал Д’Антеса на дуэль (как дипломат, Геккерену не разрешалось участвовать в дуэлях).

Через неделю Д’Антез сделал предложение сестре Натальи Пушкиной, Екатерине Гончаровой, иск Пушкина был аннулирован, и в январе 1837 года пара поженилась. , и обострилась еще больше, поскольку его семейное положение стало предметом все больше и больше сплетен и шуток. Пушкин отказался сотрудничать с Д’Антезом и обострил ситуацию 26 января 1837 года, отправив Геккерену крайне оскорбительное письмо, единственным ответом на которое мог быть ответный вызов на дуэль.

Дуэль Александра Пушкина с Жоржем Дантесом (1884)

Алексей Наумов

Поединок Д’Антеса и Пушкина произошел на следующее утро к северу от Санкт-Петербурга у Черной речки. В результате Дантес был легко ранен в правую руку, а Пушкин, раненный в живот, был доставлен к смертному одру. Он умер в своей квартире на Набережной Реки Мойки, 12 (ныне Мемориальный музей и квартира Александра Пушкина через два дня, 29 января 1837 года, получив заверение от Николая I, что его семья будет под присмотром.

Несмотря на обязательство материально обеспечить семью Пушкина и даровать поэту его «прощение», царь серьезно опасался, что похороны Пушкина вызовут общественный резонанс. Похороны поэта были объявлены в Исаакиевском соборе, но в ночь на 31 января были тайно перенесены в церковь Императорских Конюшен в нескольких шагах от апартаментов Пушкина. Было много полицейских, присутствовали только ближайшие друзья Пушкина и несколько иностранных дипломатов.Затем его тело перевезли в Псковскую губернию и похоронили в Святогорском Свято-Успенском монастыре.

Памятник Александру Пушкину в Царском Селе

Хотя ему было отказано в возможности полноценно развиваться как прозаик, трагическая смерть Пушкина стала последним ингредиентом, необходимым для создания мгновенной и бессмертной легенды. Помимо несомненного мастерства его зрелой поэзии, есть еще много чего, что делает его уникально очаровательной литературной фигурой: его отличительные черты и очаровательные линейные рисунки, украшавшие его рукописи; широта его стихов, от любимых сказок до шутливых эротических стихов, которыми он поделился с близкими друзьями своей юности; его небрежно благородное участие в радикальной политике; бесконечная академическая игра в догадки, в которую играют, чтобы определить сюжеты его самых известных любовных текстов; энтузиазм и искренняя доброта, очевидные в его личной переписке; нежные воспоминания почти всех, кто его встречал.

Во всем этом и многом другом Пушкин сыграл важную роль в превращении России в культуру, которая любит своих поэтов так же сильно, как и их поэзию. Его наследие простирается далеко за пределы литературы: его произведения послужили источником вдохновения для множества балетов и опер, среди которых «Борис Годунов » Мусоргского, «Пиковая дама» Чайковского и даже получивший «Оскар» фильм Милоша Формана «Амадей ». Наконец, несмотря на его порой неоднозначное отношение к городу, его отпечаток на Св.Петербург необъятен, его именем названы улицы, станции метро, ​​театры и, конечно же, очаровательный городок Пушкин. Ключевые места его жизни и смерти отмечены мемориальными досками и памятниками, с обелиском на том месте на Комендантском проспекте, где он был расстрелян, а в самом центре города на Площади Искусств перед Государственным Русским музеем стоит огромный памятник поэту установлен к 250-летию основания города. Свежие цветы, которые почти ежедневно возлагаются к подножию памятника представителями общественности, еще раз свидетельствуют о том почтении, с которым Пушкин почитается по сей день.

Пушкин по-английски · LRB 6 июня 2019

Идея писательского уединения: русская усадьба в сотнях километров от ярких огней Петербурга или Москвы. Добраться сюда можно только на лошади. Не ходи весной или осенью: тогда дорога просто грязь. Вы можете совершить поездку за три-четыре дня летом или, что еще лучше, на санях зимой, когда мороз закалил колеи, а снег сгладил дорогу. Красивое деревянное здание, небольшое по меркам дворянства, одно-двухэтажное, со слегка величественным портиком с колоннадой над дверью.Здесь есть баня, возможно, небольшой сад, фруктовый сад, беседка. Рядом есть река или, возможно, озеро, идеально подходящее для купания. Есть дубовые и березовые леса, заливные луга. Полы дубовые. Некоторые комнаты отапливаются дровяными печами, и они скудно меблированы. Мало что отвлекает: нет интернета, телевидения, компьютеров, телефонов, радио, электричества. В конце концов, это начало XIX века.

Не с кем поговорить. Конечно, там сотни людей, но не ваших человек.Десятки крепостных — собственность хозяина дома — встретят вас по прибытии. Они будут готовить и убираться, приносить дрова и воду, но, ради всего святого, они не из тех людей, с которыми можно разговаривать. Может даже не быть книг. Все, что вы можете делать, это играть в бильярд, тренироваться с пистолетом, ходить на долгие прогулки, слушать анекдоты и народные сказки старой экономки и писать.

Такие отступления были важны в сжатой жизни Александра Пушкина (он родился в 1799 году, смертельно ранен на дуэли в 1837 году).Он писал в этих домах, писал о них. Он писал о любви, войне, истории и бандитизме, но о поездках между деревней и городом — между жизнью руэ, гвардейских офицеров и принцесс в Санкт-Петербурге и жизнями семейных имений, которые платят за их шампанское — все подкладывает. Дворянское настроение в деревне и дворянское настроение в городе являются анодом и катодом русского литературного воображения XIX века. Напряжение между идеалами и дефектами двух сред, столь разных и столь сильно разделенных в пространстве и во времени путешествий, порождает такой большой повествовательный потенциал, что произведения таких писателей, как Пушкин, отвлекаются от какого-либо более широкого чувства социального мира, который их образует. .Ощущение, например, что скромное поместье и городская квартира связаны не только рысью лошадей мелкой знати, но и постоянным потоком эксплуататорской ренты и благородных долгов между сельскими и городскими полюсами. Ощущение, что большинство людей в стране не дворяне, а все же люди.

Для Пушкина деревня была одновременно местом покоя и красоты и скуки, хотя эта скука имела раскрепощающий эффект, давая ему пустое время, в котором он нуждался.Его ответом на антилитературную деревню было создание литературы. Его шедевр, стихотворный роман «Евгений Онегин », открывается тем, что дядя главного героя умирает в его усадьбе. Позже дом, имение и крепостные переходят к Онегину, который, насытившись петербургским высшим светом, переезжает в деревню во владение. Он находит пасторальную идиллию дома над рекой, защищенного холмом от ветров, с видом на луга и золотые поля. Внутри изразцовая печь, изображения царя, дамасские обои, все довольно ветхое.Онегин копается в шкафах. Он не находит ничего, кроме бухгалтерской книги, некоторых домашних фруктовых наливок, кувшинов сидра и древнего календаря. Ужасающая пропасть зевает между деревней и Петербургом, городом новых идей, литературы, книг, журналов и неистовых каракулей: Онегин замечает, что нигде нет ни пятнышка чернил.

Во введении Пушкина к Сказкам покойного Ивана Петровича Белкина , которое входит в новый перевод прозы Пушкина Ричардом Пивером и Ларисой Волохонской, друг умершего (вымышленного) писателя, соседский оруженосец, говорит, что после его смерти Экономка Белкина «запечатала все окна своего коттеджа первой частью романа, который он оставил незаконченным».В одной из пяти сказок Белкина «Выстрел» рассказчик покидает армию и обосновывается в своем родовом имении:

Труднее всего было приучить себя проводить осенние и зимние вечера в полном одиночестве. Мне все же удавалось растянуть время до обеда, поговорить с деревенским старостой, покататься по хозяйству или осмотреть новые сооружения; но как только начало темнеть, я просто не знала, что с собой делать. Небольшое количество книг, которые я нашел на дне шкафов и на складе, я уже знал наизусть.Домработница Кириловна рассказывала мне все сказки, которые могла вспомнить; песни деревенских женщин утомляли меня.

В Дубровский , одно из самых длинных прозаических произведений в переводе Певеар-Волохонский, сын маленького помещика, гвардейский офицер, бездумно истекающий кровью отца, чтобы поддержать его шампанское и карточный образ жизни в Петербурге. узнает, что богатый сосед пытается захватить их имение:

Он представил своего отца, брошенного в глухой деревне, в руках глупой старухи и нескольких слуг, которому угрожает какая-то беда и который исчезает без посторонней помощи. в страданиях души и тела.Владимир упрекал себя в преступной халатности. Долгое время он не получал писем от отца и никогда не думал о том, чтобы расспросить о нем, полагая, что он путешествует или занят имением.

«Петербург — это парадный зал, Москва — квартал служанок, а страна — это наше исследование», — говорит другой бывший офицер, удаляясь от утомительных столичных волнений в свое загородное имение, в прозаическом фрагменте «А». Роман в письмах ». «Приличный мужчина по необходимости проходит через холл и редко заглядывает в комнату горничных, а садится в своем кабинете.’

У каждого из родителей Пушкина было небольшое имение. Отец его жил в Болдино Нижегородской губернии, в четырехстах милях к востоку от Петербурга, мать — в Михайловском под Псковом, в двухстах милях к югу от города, между озерами на берегу реки Сороть. Пушкина впервые привезли в Михайловское еще младенцем и похоронили поблизости, а не в Москве, где он родился, или в Петербурге, где он провел свою бешеную юность и большую часть своих несчастных поздних лет.Незадолго до того, как ему исполнился 21 год, уже известный поэт, он был изгнан из Петербурга царем за непростительную троицу популярности, мятежа и ругани в неопубликованных стихах, и провел два из шести лет внутренней ссылки в Михайловском, где была написана часть Евгений Онегин .

Отчасти это очарование во взаимодействии между Пушкиным-рассказчиком, который вставил себя непосредственно в рассказ, и вымышленным Онегиным, которого Пушкин описывает как друга.Тщательно продуманные меры, на которые идет Пушкин, чтобы дистанцироваться от персонажа Онегина — Онегин пытается писать стихи, но безуспешно — привлекают внимание к их сходству или, возможно, к осознанию Пушкиным того, что его собственная противоречивая личность лучше всего может быть воплощена в дуплет символа. Когда Пушкин объясняет, что его привлекает к своему «другу», в зеркале появляется что-то от нежного взгляда: «Мне понравился его взгляд / Его беспомощная верность мечтам / Его непринужденная странность / И его холодный, острый ум.’

Через три дня после переезда в усадьбу Онегин поддается той же депрессии — хандра , которая охватила его в Петербурге; Пушкин описывает это как приход к нему как верная жена. Здесь Пушкин уверяет читателей, что не стоит путать его с Онегиным, «как будто просто невозможно написать / Стихотворение о ком-то другом / Не написав о себе». «Я, — настаивает Пушкин, — рожден для деревенской жизни / Для деревенской тишины».

Истина, как настоятельно предполагается в «Евгений Онегин », состоит в том, что отношение Пушкина к стране было столь же противоречивым, как и близнец. Самостоятельный роман в стихотворных проектах.Оказавшись в Михайловском после окончания элитного петербургского лицея, он был одновременно рад и нетерпелив. «Я помню, как меня радовала деревенская жизнь, русские бани, клубника и так далее», — писал он. «Но все это меня недолго радовало». В деревне он постоянно выезжал в поисках товарищества, любви и секса среди своих дворянских соседей — в противном случае, чтобы заняться сексом с одним из семейных крепостных, — но все же имел достаточно времени. для композиции. За одну трехмесячную осеннюю поездку в Болдино, где он меньше нуждался в компании — только что помолвлен, но без своей будущей жены Натальи Гончаровой — он написал тридцать стихотворений, все пять Сказок Белкина и сатирическую Историю села Горюхино .Он также написал финал « Евгений Онегин » и четыре короткие пьесы, в том числе «Моцарт » и «Сальери », произведение, благодаря которому он — незримо — наиболее известен современной популярной культуре за пределами России, благодаря пьесе Питера Шаффера, на которую она вдохновила, « Амадей». , воспроизведенный на большом экране Милошем Форманом.

В Михайловском, а также части Евгений Онегин , Пушкин написал историческую драму Борис Годунов , закончил длинную поэму Цыгане , написал пролог к ​​своему первому большому успеху, Руслан и Людмила , и сделал заметки из народных сказок своей няни и домашней крепостной Арины Родионовны, которые позже превратил в произведения, о которых до сих пор мечтают русские детские: «Царь Салтан», «Золотой петушок» и «Мертвая царевна и семь могучих людей». ‘.

Михайловское было также местом, где он написал Мавр Петра Великого , незаконченный исторический роман, открывающий собрание Пивеар-Волохонского. Сказки Белкина и Мавр показывают две тенденции пушкинской прозы: с одной стороны, плотно написанные рассказы, почти развернутые анекдоты, привязанные к реальности нынешней России; с другой стороны, грандиозные художественные произведения, встроенные в широкие исторические романы, созданные Вальтером Скоттом и Стендалем.Ни один из проектов не был чрезвычайно успешным; в сборнике нет ничего, что могло бы нарушить расхожее мнение о том, что Пушкин был гениальным поэтом, который также писал хорошую прозу. Если Tales of Belkin сияют возможностью и началом чего-то экстраординарного, что Пушкин мог бы продолжить в рассказах или романе, то The Moor — просто незавершенное сооружение, зазубренное начало, указывающее в космос.

The Moor был вдохновлен историей прадеда Пушкина Абрама Ганнибала, молодого африканского раба, который традиционно считается эфиопом, но, вероятно, из Камеруна, которого подарили царю Петру Великому и впоследствии отправили в стать самым старшим военным инженером России.Пушкин был архетипическим инсайдером-аутсайдером, гордившимся инаковостью своего черного предка по материнской линии, не менее гордым своей старой русской боярской родословной по линии отца. Не позволяя властям выезжать за границу, он поэтично пересек границу, вообразив себя в г. «Евгений Онегин» г., вздыхая в изгнании «под небом моей Африки». В его прерванном романе, действие которого происходит за столетие до своего времени, молодой чернокожий русский герой войны Ибрагим завязал роман с замужней графиней из Парижа.Он забеременеет; рождается черный ребенок, но его уносит духом и заменяется ребенком, купленным у бедной белой женщины. Ибрагима отзывает в Россию царь Петр, который обожает его, и монарх сравнивает его с невестой, дочерью боярина Натальей Ржевской, которая потеряла свою любовь. На этом этапе после запуска 29 страниц Penguin Classic работа прерывается.

Сложность и сложность фрагмента предполагают крупный план целого. Это не первая четверть короткого романа, а одна двадцатая ненаписанного дверного упора.Очевидно, что до определенного момента Пушкин был достаточно взволнован этим проектом, чтобы начать исследовать смелую динамику чернокожего главного героя в преимущественно белом евразийском обществе, начать набрасывать исторический контекст безжалостных усилий Петра Великого по европеизации России и подбросить несколько неразрешенных сюжетных линий — что происходит с графиней и ребенком Ибрагима? Какой выход для Ржевской, под давлением царя и ее отца, чтобы она вышла замуж за Ибрагима? Пушкин взбодрился, а потом сдался.

Американский академик Ричард Грегг утверждал, что чахлая историческая фантастика Пушкина, его «романистическая проза» — это тупик, потому что Пушкин стремился следовать своему личному кредо — «точность, краткость и чистая простота» — в то время, когда исторический роман как форма требовала богатства поверхности и характеристики, мешковатости, отступления, трепа, интересной сама по себе. Грегг указывает на единственный момент в письмах Пушкина, когда он забывает свою мантру текстуальной сухости и ругает другого писателя: «Да ладно, хватит ваших быстрых новелл … роман требует болтовни.«Если бы только, — утверждает Грегг, — Пушкин последовал своему собственному совету и раздул свои лаконичные полуроманы« обилием описательных деталей », которыми были отмечены работы таких современников, как Скотт.

Идея о том, что попытки Пушкина написать великий роман 19-го века провалились, потому что его попытки недостаточно походили на настоящие великие романы 19-го века, игнорирует возможность того, что он, в принципе, был достаточно оригинальным стилистом, чтобы унести скромный образ. вниз книга. Напряженная история, основанная на истории, основанная не более чем на ситуации, сюжете и конкретных диалогах, могла бы оживить жанр, который до сих пор пытается не превратиться в аттракцион тематического парка, с читателями, привязанными к капсулам, закрепленным за спиной. защитные дуги и отправились гудеть по фиксированной дороге через пластиковые джунгли и аниматронные представления.В конце концов, в « Hamlet » не так много говорится о причудливой структуре повседневной жизни средневековой Дании.

Есть и другая возможность: Пушкин намеревался подражать своим соперникам в исторической фантастике, но просто содрогался от трудозатрат и ограничений, связанных с необходимостью связать так много сюжетных линий. Как бы то ни было, Мавр изобилует историческими подробностями о боярском доме. Это правда, что трактовка драматического рождения и исчезновения ребенка, рожденного Ибрагимом и графиней, абсурдно случайна, но было ли это потому, что Пушкин был пленником своей идеологии лаконизма, или потому, что он намеревался вернуться к ней позже? Грегг указывает на письмо, которое Пушкин отправил лексикографу Владимиру Далю, в котором он раскрывается: «Вы не представляете, как сильно я хочу написать роман.Но нет, я не могу этого сделать. Я запустил три из них. Я начинаю очень хорошо, а потом мое терпение иссякает… Я не могу справиться ».

Единственное относительно значительное произведение исторической прозы, которое удалось закончить Пушкину, Капитанская дочка , опубликованное за несколько недель до его смерти, занимает около ста страниц сборника Пивеар-Волохонского. Основываясь на исследовании, проведенном Пушкиным для истории восстания Пугачева, восстания казаков, крестьян и национальных меньшинств в 1770-х годах, это история армейского офицера-подростка Петра Гринёва, первая должность которого прямо из родового имения — не в Петербург его надежд, а в безвестный форт в южных степях.По пути туда он проявляет доброту к бездельнику, которого встречает во время метели. В форте он влюбляется в дочь командира гарнизона Машу Миронову, но затем Пугачев и его армия захватывают форт, убивают ее родителей и берут в плен. Гринёва пощадили, и он смог вернуть её, потому что Пугачев оказался тем незнакомцем, которого он встретил в метели. После подавления восстания Гринёва бросают в тюрьму из-за его связи с Пугачевым, а Миронова вынуждена ехать в Петербург, чтобы отстаивать свое дело перед императрицей Екатериной.

Этого достаточно, чтобы опровергнуть представление о том, что лаконичный стиль Пушкина сам по себе был бы препятствием для написания им такого же хорошего романа, как у Скотта, или даже лучше, без какой-либо утомительной многословности Скотта. Его набросок форта экономичен, забавен и ярок: оказывается, что это полуразрушенная деревня, которую защищает горстка некомпетентных солдат, которые крестятся перед выходом на парад, чтобы напомнить себе о направо и налево, и вооружены единственной пушкой. местные дети набивают тряпкой, гравием, щепой и костяшками пальцев.Комический тон задается внезапным головокружительным падением в темноту, как, например, когда Гринёв по пути в форт встречает гусарского офицера, который говорит ему научиться играть в бильярд, чтобы противостоять скуке гарнизонной жизни: «Что ты собираешься делать? делать с собой? Невозможно бить евреев все время ». Веселый отец Маши без колебаний подвергает пыткам башкирского мятежника, чтобы заставить его говорить, только для того, чтобы обнаружить, что власти отрезали ему язык тридцатью годами ранее. Вскоре после падения форта мы видим того же башкира, держащего веревку, на которой висит капитан.Противоречивые чувства Гринёва к Пугачеву, отважному и отважному чудовищу, и собственная неуверенность Пугачева в том, является ли он мудрым будущим царем или простым бандитом, отражают постоянно испорченные образы «власти» и «оппозиции» в России: стабильный, но жестокий против освобождающих, но анархичный. Критики были встревожены быстротой, отсутствием кровавых деталей, напряженности, героизма во взятии форта Пугачевым, но то, как Пушкин справился с этим, поражает меня как мастерский ход повествования: характерные черты экстремальных событий в реальной жизни заключаются в том, что они случаются именно так. стремительно и настолько необычны, что наш внутренний хронист не успевает их рассказывать.Автокатастрофа в замедленном режиме — артефакт Голливуда. В реальном мире мы отбрасываемся от событий к последствиям, не имея времени на то, чтобы наблюдать.

Тем не менее, есть странные прыжки и признаки ненужной спешки, чтобы довести работу до конца. У Мироновой нет личности; она просто устройство. Гринёв за несколько месяцев претерпевает неизведанное превращение из невежественного юнита в галантного героя, читающего французскую литературу. Немецкому офицеру, находящемуся на русской службе, придается комедийный акцент, который исчезает в середине его монолога.Заявления о невыразимости, которые, как я полагаю, могут указывать на вход в Абсолют в стихотворении, в романе сбивают с толку. Когда Пушкин пишет, что «невозможно описать то влияние, которое на меня произвела эта простая народная песня о виселице, которую поют люди, предназначенные для виселицы», читатель обязан спросить: почему это невозможно?

Романисты, такие как Скотт или Стендаль, не были единственными моделями или конкурентами Пушкина. Подавленный хронической игорной зависимостью и связанными с этим долгами, Пушкин пытался пробиться как профессиональный писатель, все еще незнакомое занятие в России, на рынке, наводненном переводами зарубежных романов, в основном из сентиментальной школы.Согласно недавней статье Хильды Хугенбум, более 90 процентов российского рынка романов во времена Пушкина составляла иностранная переводная литература. Из 1500 книг в его библиотеке на момент его смерти почти две трети были переводами. Хугенбум утверждает, что он спокойно впитывал произведения популярных сентиментальных современников, о которых сейчас мало что вспоминают, в то же время публично восхваляя более утонченных писателей. «Русские писатели, — предполагает она, — представляли себя … читающими таких европейских писателей, как Жан-Жак Руссо, Сэмюэль Ричардсон, Лоуренс Стерн, Жермен де Сталь и Скотт, но очерняли или уклонились от имен их реальных конкурентов: таких пользующихся спросом сентиментальных романистов, как Коцебу. , де Женлис, Лафонтен и Софи Коттин.’

Хугенбум применяет к России аргумент, сделанный Маргарет Коэн о французском литературном поле той же эпохи в ее книге «Воспитание чувств в романе ». «Бальзак и Стендаль, — утверждает Коэн, — сделали ставки на свои доли рынка, враждебно завладев доминирующей практикой романа, когда оба начали писать: сентиментальные произведения женщин-писательниц». описывают, как Пушкин и его современники пытались дистанцироваться между избранной группой иностранных влияний, с которыми они хотели быть связаны, и морем популярной зарубежной литературы, с которой они конкурировали: «создание ценности».)

В Евгений Онегин Пушкин изображает свою наивную юную героиню Татьяну зависимой от сентиментальной фантастики: он не делает различий между каноническим Вертера Гете и ныне забытым, но в то время гораздо более популярным «Молодая Матильда» Софи Коттин. Он сравнивает последствия таких романов с ядом, хотя и предвидит свою «демоническую одержимость» увлечением «романной прозой». Конечно, может быть, Пушкин просто восхищался Скоттом и искренне не любил Коцебу.И правда, что утверждение Хугенбума о The Captain’s Daughter — что оно не было, как обычно думается, под влиянием Heart of Midlothian Скотта и Роба Роя , но основывалось на бестселлере Коттина 1806 года Elisabeth, или The Exiles of Сибирь — едва переживает первый контакт современного читателя с творчеством Коттина. Неестественная, искусственная и неизменно моралистическая, Elisabeth напоминает средневековую историю мученика; Стилистически он как нельзя более отличается по ясности, простоте и легкости от большей части модели The Captain’s Daughter .Сюжетно, однако, есть сходство. В конце пушкинского повести Маша Миронова, как и Елизавета, должна совершить долгий и трудный путь, чтобы умолять монарха о помиловании. И в этот момент повести происходит что-то странное. Бодрость уходит из повествования; бесцветные женские персонажи утомленно разыгрывают благочестивую добродетель и вознаграждаются санкционированным Богом правителем. Как будто в тот самый момент, когда женщины выходят на первый план, Пушкин ловит себя на том, что цепляется за стиль и точку зрения, которых он не может найти.

Добраться до Пушкина сложно. В России школьники впитывают его сочинения, как утреннее молоко. Его фразы и идиомы, как и у Шекспира, встроены в современный язык. В интервью Элиф Батуман после того, как новый перевод был опубликован, Волохонский рассказал о выражении, которое Пушкин использует в рассказе «Метель», «смертельно влюблена», который они с Пивером переводят как «смертельно влюбленные». Когда Волохонский спросил у людей в России, использовали ли они эту фразу, они ответили, что использовали, но использовали ли они ее из-за Пушкина.Крылов, писатель эзоповых басен, чья неприукрашенная проза восхищался Пушкиным, «однажды использовал его в XVIII веке, потом Пушкин использовал его, и после этого он стал русским клише», — сказал Волохонский. «Но что нам делать?»

Недавно российский школьный учитель разместил в Интернете список нескольких способов, которыми российские авторы заголовков опорочили знаменитую строчку из поэмы Пушкина « Медный всадник » о поисках Петра Великого » чтобы прорубить окно в Европу », построив Санкт-Петербург:

Вид окна в Европу
Это окно вовсе не в Европу
Казахстан станет окном Китая в Европу
Российская столица откроет окно в Голландию / Нью-Йорк / Юго-Восточная Азия
Патриция Каас сокращает окно в провинцию
Два окна в Европу
Маленькое вентиляционное окно в Европу
Нет окна в Европу, но есть зловещий балкон

Пушкин похоронен в огромном мавзолее своей репутации.По словам Олега Турнова, составляющего ежегодный список, новые произведения русской пушкинографии публикуются со скоростью несколько сотен в год, в 1999 году, к 200-летию со дня его рождения, в среднем их было три в день, и варьируются от многотомных. академические исследования и серьезные биографии к мрачным произведениям вроде «» Александра Зинухова «Кто убил Александра Пушкина?» (Не, как мы узнаем, его партнер по дуэли и зять, Джордж-Шарль Д’Антес, а наемный убийца в стиле травяного холма, прячущийся в кустах.)

И когда вы, наконец, доберетесь до Пушкина, вам наверняка скажут, что если вы не говорите по-русски, вы все равно не сможете до него добраться, потому что не его проза делает его великим. Его репутация зиждется на его стихах, рифмах и ритме ямбов, которые любой русский сможет процитировать, повышая и замедляя свой голос до особого тона пения, которым обычно произносятся русские стихи. Всегда следует опасаться предполагать, что один язык является лучшим инструментом, чем другой, но это правда, что в то время, когда английские поэты, ищущие рифмы и строгого измерения, превращали свой неизведанный язык в неуклюжие формы с латинским влиянием, их русские коллеги работали. в языке, структурированном очень как латынь (без артиклей, шесть падежей, существительные, прилагательные и причастия, отклоняемые по числу, падежу и роду), не нуждались в такой необходимости; хотя поэтическое изменение порядка слов было не совсем естественным, это был менее принудительный процесс, чем английский эквивалент.Когда в году «Евгений Онегин » Пушкин делает отступление о своем фут-фетиш, включая мысль «Тебе понравилась роскошь мягких ковров», он написал «Любили мягких вы ковров» — буквально «Любил мягких ковров». [of] carpets / The Luxury Touch », но он мог бы, если бы требования к размеру и акценту были другими, упорядочить слова множеством других способов.

Владимир Набоков, чей дословный перевод Евгений Онегин был столь же неудачным по разным причинам, как и многочисленные попытки передать Пушкина английскими рифмами и метрами, вступил в публичную ссору с Эдмундом Уилсоном по поводу результатов своих трудов, в то время как признавая с самого начала, что его версия не была и не может быть «этим».«Воспроизвести рифмы и при этом буквально перевести все стихотворение математически невозможно», — писал он во вступлении. «Но, теряя рифму, стихотворение теряет цвет … моему идеалу буквализма я пожертвовал всем (элегантностью, благозвучием, ясностью, хорошим вкусом, современным использованием и даже грамматикой), что изящная мимика ценит выше правды». ловкость ума, воплощенная в описании поэта Чарского в его странном рассказе «Египетские ночи», полупроза, полуста, остается недосягаемой:

Однажды утром Чарски почувствовал то блаженное состояние души, когда сны ясно очерчиваются. перед вами и вы найдете яркие, неожиданные слова для воплощения своих видений, когда стихи легко ложатся под ваше перо, а звонкие рифмы устремляются навстречу гармоничным мыслям … Почему мысль возникает из головы поэта, уже вооруженного четырьмя рифмами, отмеренными регулярными гармоничные ноги?

Может ли проза Пушкина передать нерусскому читателю то, что делает его таким замечательным для русских, понять, почему он считается основой русского языка и литературы? Контекст полезен.Пушкин родился в обществе, где читать умели лишь около 0,1% населения. В стране с населением в пятьдесят миллионов все читатели русской литературы в 1800 году были размером с городок средних размеров, и литераторы разделились по пути развития литературного языка. Некоторые выступали за вливание старославянского языка, архаичного языка православной литургии; другие, возглавляемые Николаем Карамзиным (первый профессиональный писатель в России, как его называет Хугенбум), восприняли влияние французской, немецкой и английской литературы и искали более разговорную форму прозы.

Пушкин встал на сторону Карамзина, но почувствовал, что его предшественник слишком принимает устаревшие европейские условности. Идея Карамзина «разговорного» языка была предметом разговора в русском высшем обществе, и, по мнению Пушкина, его стиль был жестким, многословным театрализованным представлением страстей из вторых рук и аркадских пейзажей. «Они должны сказать« рано утром », — жаловался Пушкин в 1822 году, — но они пишут:« Едва первые лучи восходящего солнца осветили восточное царство лазурного неба.”’

Большую часть времени русские дворяне вообще не говорили, не писали и не читали по-русски. Они говорили на французском языке, на котором вырос Пушкин. Отсюда ироническая бомба, которую Толстой запускает в начале года «Война и мир », романа, построенного вокруг вторжения Франции в Россию, который начинается с того, что русские обсуждают Наполеона по-французски. По словам советского ученого Бориса Томашевского, Пушкин беспокоился, что его владение русским языком было испорчено его двуязычным воспитанием; он вел список ошибок, замеченных критиками.В сносках к его стихотворению «Полтава», например, вместо правильного русского «yemù otkazàli», буквально «[ему] они отказали», он написал «был otkàzan», «ему было отказано», дословный перевод слова французское «il fut refusé» — предполагая, что он, предположительно бессознательно, думал по-французски, или что французская русская форма настолько прочно обосновалась в его сознании, что казалось, не подвергаясь исследованию, «местным».

И все же, по сравнению с английским, русский язык Пушкина — русский язык любого русского писателя — обладает социолингвистическим «родным» качеством, что создает серьезную проблему для любого переводчика.Несмотря на все заимствования из греческого, норвежского и немецкого языков, английский по сути своей представляет собой наложение французского (путем завоевания) и латыни (посредством религии и учености) на англосаксонский субстрат. Языки примирились сотни лет назад, но в наследство остался английский, в котором лексика труда и повседневной жизни трудящихся смещена в сторону англо-саксонского, лексика интеллектуального анализа в высшей степени латинская, а лексика эмоционального «я» Отражение и власть склоняется к французскому.

В какой-то момент в «Капитанская дочка» Пивеар и Волохонский — вполне разумно — переводят разговор Гринева с Пугачевым следующим образом: «Послушайте, я скажу вам всю правду.Только подумайте, могу ли я признать вас своим властителем? Вы разумный человек: вы бы сами увидели, что я лукавил ». В пушкинском русском языке слова« рассмотреть »,« разумный »и« хитрый »этимологически прозрачны для носителей языка. Rassudì («рассматривать»), очевидно, относится к sudit («судить»), smyshlyòny («разумный») к mysl («мысли») и ya lukàvstvuyu («Я был devious ‘) до lukavy (‘ хитрый ‘) и далее до luka (‘ bend ‘) и luk (‘ bow ‘).Не то чтобы русские на самом деле производили такую ​​разбивку, когда они использовали свой язык, конечно, не больше, чем для англоговорящих, имеет значение то, что французские или производные от латыни слова «считают», «разумный» и «хитрый» лишены одной и той же органической связи. от англосаксонских производных «считать», «мыслить» и «кривляться». На самом деле это означает, что через английский проходят тонкие лексические границы, которых нет в русском языке, что делает перевод даже прозы неизбежно неудобным.

Хотя Софи Коттен продолжала пользоваться большим спросом даже после французского вторжения, поражение Наполеона, которое произошло, когда Пушкин был мальчиком, побудило российскую элиту усомниться в том, что они полагаются на французский язык как на средство изысканности и просвещения.Критическая агиография Пушкина после его смерти, завершившаяся советским изображением его как Ленина литературного социалистического реализма, возможно, преувеличила его трансформационную роль, но нет сомнений в том, что он сыграл роль в направлении русской письменности к большему единству языка. улицы, салона и академии. У него определенно было сознательное желание сделать это. «Кроме тех, кто занимается поэзией, — писал он, — русский язык ни для кого не привлекателен: у нас нет ни языка, ни книг, с младенчества мы получили все свои знания, все свое понимание в иностранных книгах, мы привыкли думать на чужом языке.’

Когда писатель в полемике и на практике стремится к идиоме, более отражающей реальный живой язык нынешних людей его страны, справедливо спросить, какие люди: все люди или некоторые люди? Одним из самых ранних известных стихотворений Пушкина была его лирика «Страна», написанная после поездки в Михайловское в 1819 году, летом, когда ему исполнилось двадцать. Первая часть вызывает вдохновляющий покой и красоту сельской местности; второй — яростная атака на крепостное право, систему, при которой большинство русских держалось в условиях полурабства в помещениях дворян, без образования и прав, вынужденных либо работать на помещика, либо платить ренту.Шесть лет спустя он, вероятно, был бы среди декабристов, которые устроили неудавшийся переворот в надежде положить конец крепостному праву, если бы он не находился во внутренней ссылке и не был слишком привлекательным болтуном, чтобы повстанцы не позволили ему вмешаться. свои планы. Но так же, как никто из декабристов до восстания не освободил своих крепостных, позиция Пушкина была гибкой. Когда он отправился в Болдино после помолвки с Натальей Гончаровой, он задавался вопросом, сможет ли он получить ипотечный кредит, используя в качестве залога крепостных, которых отец подарил ему в качестве свадебного подарка.«Отец дает мне двести крестьян, — писал он, — которых я заложу в ломбарде».

Это не для того, чтобы обвинить Пушкина в лицемерии, а для того, чтобы отметить, насколько сильны, по крайней мере в его прозе, его силы. невидящего суть. Реализм — это не просто вопрос того, как человек изображает мир, но вопрос широты мира, который человек стремится изобразить. Дело не только в том, как вы видите, но и в том, что вы видите. Повторяющиеся социальные модели в прозе Пушкина — дворянский армейский офицер и его родовое поместье, дворянская девушка-подросток, предназначенная только для того, чтобы выйти замуж и иметь наследников, обычно невидимое множество крепостных, незримо готовящих, чистящих и стирающих белье, — ощущают вечность. их.История не о них, но события происходят на их фоне, и они перестают быть видимыми.

Чем короче рассказы, тем свежее. Сверхъестественные городские сказки, такие как «Гробовщик» и «Пиковая дама», предвосхищают Гоголя и Достоевского — «Пиковая дама» о военном офицере в поисках безошибочного игрового трюка, который приводит к смерти старухи, гласит: как предшественник Игрок и Преступление и наказание . «Станционный смотритель», напротив, с нетерпением ждет Чехова и Бунина.Версия истории о блудном сыне, в которой сын — дочь, рассказывает о девушке-подростке, дочери провинциального чиновника низкого ранга, которая сбегает с богатым гусаром в большой город; когда к ней приезжает отец, гусар его выгоняет. Она больше никогда не видит своего отца, хотя забирает детей на его могилу. Обманчиво легкая история полна моментами напряженности, например, когда отец выбрасывает несколько банкнот, которые гусар дал ему, чтобы избавиться от него, затем передумывает и возвращается, чтобы забрать деньги, только чтобы увидеть « колодец ». — одетый молодой человек убегает с ней.Все это рассказывается голосом рассказчика мужского пола, путешественника, по очереди сострадательного, бессердечного и злобного. История стоит одной ногой в мире сентиментальной фантастики, с ее заботой о чувствах и интересом к конфликту между желанием и семейным долгом, и одной ногой в мире реалистической фантастики, стремясь сделать видимой структурную несправедливость радикально неравного общество.

А если пробовали и то, и другое? История заставляет задуматься о том, чем бы Пушкин мог заниматься в прозе, если бы он жил, если бы цензоры позволяли это, если бы он был готов исследовать структуры власти, стоящие за его сельскими пейзажами и, в то же время, посещать больше безжалостно — то есть безжалостно к себе — к своим отношениям с женщинами.

В материале недостатка не было. Его биограф Тимоти Биньон рассказывает историю романа Пушкина с одной из крепостных его матери в Михайловском, Ольгой Калашниковой. Он забеременел, а затем попытался уговорить одного из своих друзей присмотреть за ней и ребенком. Друг отказался, предположив, что Пушкин возложит ответственность на отца Калашниковой, который, в конце концов, однажды станет владельцем Пушкина. Пушкин весело согласился, что это хорошая идея. Автоматы Калашникова переехали в Болдино; ребенок, мальчик, умер через два месяца после своего рождения, в 1826 году.Лишь пять лет спустя Пушкин даровал Калашниковой свободу действий. Затем она вышла замуж за местного помещика с тридцатью собственными крепостными. Должно быть, это заставило Пушкина, затаивавшего горечь из-за своего низкого положения в табели о рангах, учрежденной Петром Великим, было о чем задуматься. «Поскольку Ольга в результате замужества приобрела дворянский статус и заняла звание своего мужа, — пишет Биньон, — она ​​теперь теоретически была социальным начальником Пушкина и пойдет на обед раньше него.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *